Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Были такие партии… Бобруйск между двумя революциями

56 0

Были такие партии… Бобруйск между двумя революциями

Бурный рост партийного строительства начался в преддверии первой русской революции 1905-1907 годов. И конечно, наиболее ощущался он в столицах и крупных промышленных центрах Российской империи. Однако и в нашем городе на Березине пролетариат заметно просыпался ото сна.

Пока в Европе бродил призрак

Самым известным фактом революционной деятельности в Бобруйске того времени было напечатание Манифеста РСДРП в местной подпольной бундовской типографии. Он представлял собой декларацию, провозглашавшую основание социал-демократической партии и ее цели. По решению Первого съезда РСДРП, состоявшегося в Минске в марте 1898 года, Манифест был издан у нас в апреле того же года отдельным листком. Так вот по делу «о бундовской типографии» вскоре после съезда были арестованы бобруйчане Григорий Мовшевич Сороко и некто Вальтер «с женой и детьми».

Как и в предыдущем случае, самого высокого уровня достигали сообщения о других проявлениях «революционной смуты» в нашем городе. Например, в 1904 году директор департамента полиции А. Лопухин информировал П.Д. Святополк-Мирского о найденных при обысках в Бобруйске революционных брошюрах и листовках. Нередко они были делом рук отважных героев-одиночек, боровшихся с самодержавием и царским правительством. Среди таких можно вспомнить, скажем, саперного офицера Гордзялковского, у которого в конце позапрошлого века бобруйский исправник Нолькен обнаружил «пасквили непотребного содержания». Нелегально хранили и распространяли запрещенную литературу в начале минувшего столетия Г.Л. Лившиц, Р.А. Лоткина, Л.С. Кевеш. А вот имена распространителей антиправительственных воззваний «в летнем театре г. Бобруйска во время представления пьесы М. Горького «На дне» в 1903 году», к сожалению, архивные документы не сохранили. Как и их соратников по борьбе, доставлявших в наш город на Березине из Киева листовки, направленные «против Плеве и фон Валя».

Однако организованный характер приобрело сражение с абсолютизмом после появления в Бобруйске ячеек политических партий. К началу нового века их было несколько, куда вливались и прежние борцы-­одиночки. Как, например, сын учителя, бобруйский столяр Иуда Менделевич Гуревич, работавший в организации РСДРП под кличками Иуда и Арон. Партию социалистов-­революционеров представляли тогда же И.В. Бржозовский, И.Э. Дреер, Л.М. Левин и другие. Наиболее значительной силой выглядел в те годы Бунд – еврейская социалистическая партия, считавшая себя единственным представителем интересов достаточно многочисленного в Беларуси еврейского рабочего класса. Это его организация в нашем городе усилиями Л.А. Дреера, Ю.М. Гельфанда, С.Б. Каца, Ш.С. Горелика и других партийцев знакомила население с революционными идеями накануне 1905 года.

Во главе первой революции

Довольно сильная группа РСДРП в Бобруйске имела связь с войсковыми частями крепостного гарнизона. Еще до революционного 1905-го она в тесном контакте с Северо-Западным комитетом проводила большую работу, распространяя листовки редакции «Искры» и прокламации Минской группы РСДРП. В апреле 1904 года бобруйские социал-демократы организовали забастовку портных и пекарей города, за что в следу­ющем месяце их типография была разгромлена, а после прокатившихся повальных обысков семеро членов организации были арестованы. Несмотря на это, в июне деятельность ее возобновилась – была выпущена прокламация «К народу», посвященная русско-­японской войне и распространявшаяся не только в нашем городе, но также в Старых Дорогах, Горковской волости и других селах уезда.

С нарастанием революционной активности масс ширились и репрессии против них. Только за принадлежность к Бобруйской организации РСДРП были осуждены В. Соколовский и Н. Курьян, за печатание воззвания «К новобранцам» привлекли к дознанию Ш-А.Х. Шейнина и Ц.Л. Гальперина, а за хранение прокламаций и нелегальной литературы – А.Н. Шифрина, Г.С. Дорфмана, Т.Я. Пинкину, Н.И. и Г.И. Красовских и И.Г. Нога. За распространение листовок Минской группы и областного комитета Северо-Западного союза РСДРП на хуторе Кривой Крюк и в других местах нашего города на Березине меры воздействия применялись к Д. Белявскому и А. Мильто, К. Недведскому и И. Драпкину. За такие же действия и принадлежность к Бобруйской военно-­революционной организации РСДРП были осуждены А. Кравцов, Л.М. Голынский, Е.Л. Исаева и Н.А. Погодицкая. Преследованиям полиции подверглись также ­социал-демократы П.К. Ермолов – за организацию бойкотов и демонстраций учащихся Бобруйской гимназии и Н.А. Петров – за участие «в вооруженном восстании в г. Бобруйске в 1905 году».

В настоящем конкурентном соперничестве с РСДРП находилась в годы первой революции партия Бунд. В нашем городе ее передовой отряд составляли М.И. Блюмин и А. Рохлин, С.А. Гитерман и Э.Х. Уфирнд, проводившие агитацию среди рабочих и солдат; Р.П. Малев и В.Б. Витухновский, переправлявшие нелегальную литературу; Л. Голынский и Я. Данюшевский, организовывавшие побеги из Бобруйской крепости в 1905-1907 годах, братья Иосиф-Иосель и Лейба Вайнеры. А еще по инициативе бобруйского Бунда были организованы в нашем городе профессиональные союзы портных и кузнецов, слесарей и кровельщиков.

В роли подручных и не только

Судя по сохранившимся документам, третьей по значимости партией в наших краях времен первой русской революции были социалисты-революционеры. В нее даже приходили из других партий. Скажем, Гессель Хаймович Расин был столяром и состоял в Бунде, но в 1906-м перешел в ПСР и работал под кличкой Приказчик, пока в 1907-м его не арестовали и приговорили к 15 годам каторги за убийство провокатора – агента Минского жандармского управления Голесникова. За это же преступление и в том же году был приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой, Лазарь Борисович Ривин – сын бобруйского трубочиста, металлист и соратник по партии социалистов-­революционеров. В актив местной группы ПСР входили также семья Вишницких, И.Р. Пудан и некоторые другие.

К незначительным формированиям политического спектра в нашем городе следует отнести партию ­сионистов-социалистов и партию анархистов-­коммунистов. Однако и их представители сумели оставить след в анналах истории. Например, Н. Альт­шуль, Б. Лурвин и Х. Кацнельсон из первой снабжали бобруйчан нелегальной литературой, а Н.-М. Бетчер со товарищи из второй вымогали деньги для нужд партии у бобруйского купца Я. Эстрина, их коллеги И.Н. Эйдельмант и Ю.И. Левин хранили взрывчатые вещества.

А были революционеры и без выраженной партийной принадлежности. Не относя себя ни к одной из ячеек, С.О. Арабей, например, «читал вслух прокламацию «От матроса к солдату» в харчевне в г. Бобруйске»; Н.В. Каценельсон и Д.Т. Непогода распространяли воззвания «Народу от народных представителей»; И. Болотин раздавал солдатам 158-го пехотного Кутаисского полка революционную газету «Солдатская жизнь»; за антиправительственную агитацию привлекались к дознанию И. Плоткин и А. Осташевский; а за участие в забастовке рабочих одного из лесопильных заводов против П. Василевского и А. Рудаковского было возбуждено уголовное дело. Потенциальные будущие члены политических партий из Бобруйска работали и на местах – в окрестностях нашего города: А.А. Домашевич, скажем, распространял прокламации в Заволочицах, А.М. Лауберг и А.М. Дрозд – в имении Стужки, И.М. Томасов – в Любоничах, а Я.Л. Половицкий – в поезде, шедшем из города на Березине в Жлобин.

В межреволюционный период

Не остыл пыл бобруйских бунтарей и после первой попытки переворота. Отголоском бурных событий стало дело о Л.М. Голынском, Е.Л. Исаевой и Н.А. Погодицкой, осужденных в 1910 году за принадлежность к Бобруйской военно-революционной организации РСДРП и распространение воззваний «К солдатам» и другой нелегальной литературы.

К социалистам первой волны причисляли себя бобруйчане-члены Бунда: Ф.Ш. Рудковский и И.И. Вайнер, Х.-Р.Р. Зумфгрод и З.И. Гельфанд, Л.А. Наймагон и З.Л. Плакса, Ю.И. Рабинович и М.О. Розенберг – приказчик посудного магазина и портные, булочники и парикмахеры, желавшие лучшей жизни для народа.

С такими же устремлениями работали в нашем городе представители той же партии социалистов-­революционеров. Один из них – рядовой 8-й роты 157-го пехотного Имеретинского полка Михаил Жабенко – еще в 1905-м арестовывался за хранение револьвера, а через восемь лет был привлечен к уголовной ответственности за… принадлежность к партии.

К слову, тогда же стали появляться и либеральные, консервативные и другие партии и организации – ­конституционно-демократическая, «Союз 17 октября», «Союз Михаила Архангела», находившие своих сторонников и в нашем городе на Березине. Член засветившейся в нем партии анархистов-коммунистов П.З. Горелик даже был привлечен к дознанию за… «вымогательство денег для этой партии в г. Бобруйске в 1908 году». А вот в деле «об обнаружении в бобруйской Пушкинской биб­лиотеке нелегальной литературы» в 1910-м партийная принадлежность осталась невыясненной.

Однако чем ближе весь мир подходил к 1917 году, тем больше и в отдельно взятом Бобруйске появлялось отпечатанных на гектографе и типографским способом воззваний, прокламаций и прочих листовок. Городская группа РСДРП обращалась ко всем заводским пролетариям: «Тяжела ты, доля рабочая…»; вопрошала у селян: «Что нужно нашему мужику-крестьянину?»; поднимала дух солдат в крепости: «Товарищ новобранец!..». Не отставая, вторила им бобруйская социал-­демократическая организация Бунда, издавая листовки «К рабочим», «Ко всем рабочим», «К гражданам». Поотстав, скромно взывала «Ко всем!» бобруйская организация сионистско-социалистической рабочей партии…

Кто оказался матери-истории более ценен, мы узнали уже после Великого Октября. А до него в нашем городе, как и в огромной стране, бушевала многопартийность. Вот как вспоминал о ней член Бобруйского Совета солдатских депутатов Лев Борисович Левинсон (на фото): «…Председателем Совета был военврач в чине подполковника по фамилии Домогаров (вроде, либерал); членами Совета были военврач в чине полковника – крайне правый, замаскированный, фамилии не помню; военврач Душман; вольноопределяющийся Петросян; рядовой автороты Петухов и я – Левинсон. Совет солдатских депутатов фактически и практически осуществлял власть в городе, крепости и военчастях до и после Октябрьской революции».

Александр Казак.
Фото из открытых
источников интернета


© 2014-2021 Bobrlife Настоящий ресурс может содержать материалы 18+. Перепечатка материалов bobrlife.by возможна только с письменного разрешения редакции!
Translate »