0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

40 дней одного года. Меньше недели остается до 35-й годовщины аварии на Чернобыльской АЭС

676 0

40 дней одного года. Меньше недели остается до 35-й годовщины аварии на Чернобыльской АЭС

Меньше двух недель остается до 35-й годовщины крупнейшей техногенной катастрофы XX века – аварии на Чернобыльской АЭС, которая произошла 26 апреля 1986 года. В результате этой трагедии больше всего пострадала белорусская земля. До сих пор чернобыльская тема будоражит умы людей и не сходит с экранов, являясь «благодатной почвой» для создания драматических фильмов и сериалов. Однако есть люди, которые не понаслышке знают о тех событиях – побывали в зоне отчуждения практически сразу после аварии. Сегодня мы расскажем об одном из них. Знакомьтесь – Александр Тризнюк, участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Герой повествования родился в 1957 году в деревне Кокоричи Копыльского района Минской области. С детства мечтал стать военным. Однако для зачисления в профильное училище ему не хватило полбалла. Тогда молодой человек решил другим путем двигаться к своей цели – прошел срочную военную службу в Германии в ракетных войсках, возглавлял секретную часть. Во время сверхсрочной службы в Гродно был секретарем комсомольской организации. А в мае 1986 года, будучи адъютантом командующего армией, отправился в радиоактивную зону. В опергруппу входило четыре полка: из Белоруссии, Прибалтики, России и Узбекистана. «Мы ехали туда не за орденами и медалями. Тогда вообще никто ничего не знал, что там на самом деле. В автобусе все смеялись, шутили, рассказывали анекдоты, но когда приехали в зону отчуждения, нам стало уже не до смеха. Только представьте: на балконах висит белье, во дворах стоят машины, повсюду мигают светофоры… Ощущение, что город прос­то спит. А ведь людей там уже нет. По улицам ходит брошенный скот. Людям ведь давали на сборы всего 40 минут, с собой разрешали взять сумочку, документы и ценные вещи. Никто не думал о том, что больше не вернется сюда… Все это создавало гнетущее и жутковатое впечатление», – вспоминает Александр Макарович.

Военные сменили тех, кто уже провел эвакуацию населения. Расквартировали их в деревне Пирки, в центральной усадьбе колхоза «Брагинский». Занимались они дезактивацией на отселенной территории в Брагинском районе. От мес­та, где базировались, до реактора по прямой 21 километр. Ежедневно на работу выезжали до тысячи единиц техники. Ветхие дома валили, грузили на машины и вывозили на так называемые могильники. Рыли котлован, устилали его глиной, потом пленкой, еще слоем глины и все сваливали туда. Ликвидатор говорит: «Изначально был план захоронения и самого реактора: выкопать около него котлован, обрушить туда реактор и засыпать его. Но потом от этой идеи отказались, ведь грунтовые воды могли размыть захоронение». Каждый день замеряли уровень радиации.

При норме в 20 суток Александр Тризнюк пробыл в зоне отчуждения 40 дней. Признается: вскоре поседел, хотя был еще совсем молодой. Видимо, сказалась радиация… После Гродно переехал в Бобруйск, где служил в штабе 5-й гвардейской танковой армии. По окончании службы работал кинологом в СИЗО-5, в частных структурах, а сегодня трудится охранником в Бобруйском отделе Департамента охраны. У Александра Макаровича двое детей, внук и две внучки. Свободное время посвящает огороду и ­обу­стройству частного дома. К слову, на заслуженном отдыхе ему стала идти доплата к пенсии в размере 10% за участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. 26 апреля он по традиции встретится с сослуживцами и почтит память тех, кого уже нет в живых…

Людмила Любимцева.

Фото автора и из архива Александра Тризнюка.

0