0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Ал. Палиндром
Ал. Палиндром

Книжный магазин – не лучший подарок?

3 436

Две цифры из недавнего исследования Института социологии Национальной академии наук Беларуси неприятно поразили воображение больше всего: каждый день открывают книгу около 7 процентов белорусских респондентов, а представители белорусской молодежи в возрасте 15-24 лет читают только 7 минут в день. При этом ученые опросили около 4 тысяч человек. Оказалось, что только 49 процентов читают художественную литературу, почти столько же людей вообще не открывают книги. Еще 16 процентов уделяют внимание литературе один или несколько раз в неделю, несколько раз в месяц – 10 процентов, реже одного раза – еще 15. Лишь 12 процентов наших соотечественников из опрошенных отдают предпочтение белорусским авторам, а 57 – не читают их книги, оставшаяся треть не смогла ответить на вопрос. Из наиболее читаемых и почитаемых национальных писателей наши книгочеи назвали Владимира Короткевича (упомянули 1,3 процента всех опрошенных), Светлану Алексиевич (1,2), Василя Быкова (0,7), Ивана Мележа (0,4) и Наталью Батракову (0,4).

Что и говорить, закончилась эпоха самой читающей страны в мире, активной частью которой была Беларусь. Составлявшие прежде гордость владельцев домашние библиотеки сданы в лучшем случае в немногие букинистические магазины, в худшем – в макулатуру. И в то же время молодежь не вылазит из интернета. Ну а что она там смотрит, слушает и читает, мы и без академических институтов знаем.
Хотя, конечно, встречаются и представители поистине передового юношества, которые хоть и не берут книжку в руки, но компенсируют старомодное занятие, используя технические достижения последних лет.
За месяц ремонта у меня в квартире, например, лично убедился, что из делавших его Стаса и Антона последний – просто запойный слушатель современных «литературных чтений» из смартфона. Другое дело, что в репертуаре его были в основном фэнтазийные и эзотерические аудио­книги. Но о вкусах ведь спорили всегда!
Поэтому, на мой взгляд, социо­логам следует направить энергию не на изучение типов носителя текста, а на содержательную сторону проблемы чтения в нашем обществе.
Молодые сограждане сделали выбор в пользу современных гаджетов, тем не менее, только в нашем городе открылись уже два новых книжных магазина за полгода. И это при том, что библиотеки закрываются. Если раньше активная читательница периодики и классической русской и белорусской литературы моя знакомая тетя Ася могла прийти в библиотеку, буквально спустившись с этажа, то теперь ей на восьмом десятке жизни надо идти через 3-4 квартала. В книжном же магазине приобрести новинки она не может позволить себе из финансовых соображений. Как, собственно, и планшет, телефон и им подобные блага цивилизации.
Возвращаясь к содержательной стороне чтения, с сожалением замечу, что произошла насильственная переориентация интересов читателя.
Если раньше книги воспитывали думающего, размышляющего о нравственных началах и судьбах мира человека, то теперь все свелось к чтиву о катастрофах, преступлениях, порнографии и обогащении любыми способами. К тому, что лучше продается.
Этот принцип, взятый за основу в творчестве, стал главенствующим на телевидении, в кинематографе, журналистике, литературе. Программы, фильмы, газеты и книги, за редким исключением, превратились в источники скандальной хроники, рекламные справочники, путеводители по улицам красных фонарей и самоучители начинающих мошенников и бандюков.
Что бы там ни говорили о спросе, рождающем предложение, в литературе, творчестве вообще применение этого чисто рыночного принципа должно регулироваться. Ведь контролируется в стране оборот оружия, наркотиков, сильнодействующих лекарственных средств.
А книга для читателя в каждом конкретном случае и может играть такую роль. Вот на изучение, исследование чего следовало бы направить усилия аспирантов, желающих стать кандидатами наук, и практикующих социологов! Голая же констатация – сколько читают, а сколько не читают книги людей – ничего не дает. Особенно на фоне закрывающихся библиотек и открывающихся книжных магазинов.