Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Михаил КУЛЕШОВ, журналист
Михаил КУЛЕШОВ, журналист

Инфляция счастья

2 513

«Лет двадцать назад новая пара кроссовок, привезенная дальним родственником из-за бугра, становилась точкой отсчета нового периода в жизни — рисунок подошвы был подобием узора на ладони, по которому можно было предсказать будущее на год вперед. Счастье, которое можно было извлечь из такого приобретения, было безмерным. Теперь, чтобы заслужить право на такой же его объем, надо покупать как минимум джип, а то и дом… Инфляция счастья». Виктор Пелевин.

Вы знаете, что такое инфляция счастья? Я уверен, что вам знакомо это чувство. Например, сегодня вы смотрите в широкий цветной монитор телевизора, который без ряби и с качественным звуком показывает вам дикую природу сердца Амазонии. Что вы чувствуете? Обыденность.
А сравните эти ощущения с долгожданной настройкой совместными семейными усилиями картинки и звука у старой ламповой «Радуги», возле которой уже стоит праздничный новогодний стол. Вы еще помните разницу ощущений?

Что сегодня нужно человеку, чтобы испытать такой же объем счастья, который он испытывал, купив в 1970-е магнитофон, в 1980-е – джинсы, в 1990-е... вообще что угодно?

Мне кажется, вся вина за так называемую инфляцию счастья, которую точно и красочно описал Пелевин, лежит на изобилии, в котором мы с вами сегодня живем. Виновато отсутствие дефицита.

Как может изобилие не быть благом, спросите вы. Что хорошего может быть в дефиците? Разве это не замечательно, когда есть все и в достатке? Замечательно, конечно. Но.

Я вспоминаю слова одного своего умного (или мудрого?) друга. Как-то вечером за чашкой далеко не дефицитного нынче хорошего алкоголя мы с ним беседовали о детях, и он сказал очень точную, как мне кажется, фразу: «У моего сына очень много хороших игрушек. Наверное, поэтому нет любимых». Разве это не правда?

Когда у тебя чего-то очень много, этим «чем-то» очень трудно дорожить. Помню, когда я в детстве выпросил у своего одноклассника книгу «Виннету – вождь апачей», чтобы почитать в выходные, и стремглав несся домой, чтобы успеть. В тот момент я был полностью, предельно, невозможно счастлив. Счастлив, держа в руках обычную книгу. Сегодня, когда вся литература мира лежит у меня в смартфоне, в таком обладании, увы, нет не то что счастья, но даже удовольствия. Это и есть инфляция счастья. Правда-правда, я не вру, это даже экономика подтверждает – доступность прямо-таки рушит стоимость. Ну и не стоит забывать о том, что есть незыблемый закон подлой человеческой натуры: «То, что достается даром, и даром не надо!» В нашу психику жизненный опыт множества поколений вплавил незыблемый постулат: бесплатное и обще­доступное не может быть ценным. Вы все еще не верите?

Возьмем для примера обычный хлеб. Наши прабабушки и прадедушки, знавшие голод не теоретически, глядя на современных подростков, удивляются и ворчат: «Как можно не ценить хлеб?» Это же... ХЛЕБ! Действительно, даже в мое школьное время в стенах столовой вешались мотивационные и нраво­учительные плакаты, такие как «Хлеб – драгоценность, им не сори!» Я помню, как босоногие мы бежали к продуктовому полупустому магазину наперегонки, чтобы «вступить» в послеобеденную очередь и получить на руки мягкий, почти горячий, ароматный хлеб или батон. А затем шли домой и, прекрасно осознавая всю неотвратимость родительского наказания, все равно сгрызали у него обе корки. Вкусные, долгожданные корки обычных батона или хлеба. И это было настоящее счастье. Разве удивишь кого-то сегодня теплым хлебом?

Сегодня дети не понимают, что ценного может быть в книге или фильме, если их и дома самосвалами вози, и в сети читай, не перечитаешь. Благодаря таким доступности и изобилию наши библиотеки и фонотеки, собираемые всю жизнь, вдруг стали золотом лепреконов и из драгоценных камней превратились в глиняные черепки. Диски, плас­тинки, кассеты – все, что приводило в неописуемый восторг хозяев еще несколько лет назад, сегодня можно все чаще встретить на свалке.

Практически все религии мира требуют от своих приверженцев одного и того же – самоограничения. Причем ограничивать надо именно потребление. Может быть, это своеобразная «антиинфляционная политика»? Попытка предупредить или хотя бы сгладить ту самую «инфляцию счастья», которая растет просто угрожающими темпами?

...В 1990-е моим самым заветным желанием было купить и съесть целую коробку конфет Rafaello. Одна единственная конфета, которую я попробовал в те годы, сделала меня самым счастливым ребенком на планете.

Спустя десятилетия, прогуливаясь по магазину, я снова увидел их. И купил. Целую коробку. И съел. И знаете что? Было вкусно.

Но счастья не прибавилось.


Translate »