0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Владельцы почти сотни ульев на двух пасеках: «Мы готовы обучать всех желающих пчеловодству»

1 189 0

Владельцы почти сотни ульев на двух пасеках: «Мы готовы обучать всех желающих пчеловодству»

«А зачем на свете пчелы? Для того чтобы делать мед. По-моему, так. А зачем на свете мед? Для того чтобы я его ел. По-моему, так!» И еще много цитат из советского «Винни-Пуха» всплывают, когда ты находишься на пасеке среди полусотни ульев. В один прекрасный день, пронизанный жужжанием, запахом меда и прополиса, мне повезло познакомиться с настоящими мастерами, которые уже не раз были ужалены, оттого и опытны – пчелы так учат. Олег Винников уже больше тринадцати лет занимается пчелами, а несколько лет назад к его деятельности присоединился шурин Андрей Манько. Родственники и компаньоны занимаются не только разведением пчел и добычей меда, но и изготовлением ульев. У них в карманах еще масса идей припрятано.

Сладкий бизнес. С чего все начиналось?

Для Олега Винникова – с баночки меда в виде мишки, привезенной в подарок из Америки сестрой тещи. Янтарное лакомство пришлось по вкусу трехлетнему сыну. Все 250 миллилитров были съедены за один присест.

– Я тогда спросил сына: «Будем разводить пчел?» – вспоминает Олег. – На что он, до конца всего не понимая, ответил: «Конечно, будем есть мед!» Договорился со знакомым пчеловодом, заплатил за рой 90 тысяч на старые деньги. Особой защиты не было, когда оборудовали пасеку. Пчела села на губу, и я решил ее сдуть. Она меня ужалила, да так, что я не видел носа, зато губу – прекрасно. На следующее утро мне надо было на работу. А работал я тогда в колонии. Смеялась вся тюрьма.

 

 

Василий Григорьевич Михаленок, отец товарища, обучил Олега всему. Мой собеседник тоже выражает готовность оказать помощь в обучении всем, кому это интересно: «На нашей пасеке мы поможем смоделировать различные ситуации, объяснить поведение пчел и прочее безвозмездно».

Свои положенные двадцать лет Олег отдал государству. С выходом на военную пенсию решил заняться сельским хозяйством. В Гомельской области взял сто гектаров земли, свез из дому три с половиной тысячи долларов на топливо, семена... Разработали пустующие земли, выданные в аренду колхозом, высадили редьку масличную, зерновые и кукурузу.

– По кукурузе я договорился с местным СПК, что работники уберут ее у меня на силосную массу по 70 копеек за килограмм. Колхоз должен был заплатить мне около 15 тысяч долларов, но денег я так и не увидел. Есть документы, что мой урожай работники убрали. Я пытался выяснить причины, но безрезультатно. Председателя колхоза, к слову, позже сняли за плохие экономические показатели. У меня же осталось только зерно, а так я прогорел полностью. Продолжил заниматься пчелами, собственно, это увлечение я не бросал. Через какое-то время ко мне присоединился и Андрей, хотя еще недавно посмеивался надо мной, что я каждую пчелку целую. Мы начали заниматься еще и изготовлением ульев.

Насчет целования пчел. Это почти правда. У Андрея при себе тетрадка, в которой есть информация о каждом улье, о всех пчелиных семьях. Эти показатели надо постоянно контролировать. Основное время работы посвящено изготовлению ульев на заказ. Раз в неделю бобруйчане обслуживают пасеки, которые находятся в двадцати километрах от города. Сегодня основной задачей является не добыча меда, а разведение пчел. Андрей сосредоточенно разглядывает рамку с сотами, ищет матку-«директора», которая координирует работу всего улья: «Как в компьютер смотришь, глаза устают под вечер, пока всех маток отыщешь».

У Андрея большая семья, он говорит, что всегда старался принести больше денег в дом:

– Сначала работал юристом в сфере ЖКХ, затем был рабочим на «Агромаше», потом подался в Россию за длинным рублем… И там тоже не все гладко. Дома уже искал работу в центре занятости. Сидел целый день в очереди, желающих в это время было много. Я от нечего делать начал прогуливаться вдоль стендов и читать информацию. Узнал, что можно получить безвозмездную субсидию для открытия бизнеса, пройдя специальные курсы и защитив бизнес-план.

Андрей вспоминает, что без поддержки со стороны одной из сотрудниц не обошлось бы, и очень ей благодарен. Она помогла запрыгнуть «в последний вагон», записала на курсы уже накануне. Андрей выбрал ремесленничество, решил делать улья.

– Без проблем прошел обучение, единственное – все очень строго с отчетностью о потраченных средствах. Я отчитывался буквально за каждый гвоздик, который покупал для старта бизнеса. Всего мне выдали в эквиваленте тысячу долларов – так дело и пошло. И если в прошлом году к маю у меня заказы на улья заканчивались, в этом я все еще их делаю.

Пчеловоды в убыток не работают. Говорят, что хватает оплатить все затраты и принести пусть и нестабильную, но зарплату в семью.

Пчеловоды-эстеты и «о’кей, гугл». Кто покупает пчелиные домики?

За несколько лет у пчеловодов образовалась своя клиентская база. Бобруйские улья есть практически во всех регионах Беларуси, кроме Бреста. А выбирают пчеловоды бобруйские домики для «желто-черных», потому что они сделаны качественно и на долгое время, да и цена (в сравнении) не так кусается. Один улей, без рамок (с которых потом и срезают соты) стоит около 70 рублей.

– К нам сегодня обращается много так называемых пчеловодов-эстетов. Разглядывают каждый сантиметр улья, чтобы все ровненько да красивенько было, – говорят мои собеседники. – Знаете, какие бы, на ваш взгляд, комфортные условия вы ни предоставили пчеле, она все равно сделает по-своему. Видите, у нас улья сбиты и из старых кухонь, и из ДСП… Пчелы селятся и в старых колодах. Мы делаем и рамки для ульев, и роевни. Планируем еще изготавливать улья из пенополиуретана.

Кроме того, продают и так называемые пчелопакеты, стоят они около 100 рублей.

– В пчелопакет входят плодная матка и три рамки с расплодом пчел. С этим и можно начинать добывать мед, – говорит Олег. – В этом году нашими пчелами заинтересовались и в России, у них пчелопакет стоит раза в два дороже. И еще, хотя бы раз в неделю нужно следить за пасекой. А будни пчеловода непредсказуемы. Может и рой слететь, и прививать пчел надо, сейчас контролируем селекцию… Целая наука. Оттого много пчеловодов а-ля «о’кей, гугл». Это неплохо, мы сами иногда консультируемся через интернет. Тут важно правильно фильтровать информацию. Что касается бобруйчан-пчеловодов, к нам за все время обращались всего 3-4 человека.

Хорошая пчелиная семья за сезон может принести до 20 килограммов меда (сезон длится с апреля по август). На пасеке есть разные породы. Сейчас пчеловоды отдают предпочтение породе бакфаст:

– Карника тоже есть, она быстро развивается, но мед лучше несет бакфаст. Более миролюбивые, редко роятся, то есть уходят – это о бакфасте, – рассказывает Олег. – Несмотря на то что пчелы живут на пасеке, они не приручены. Мы просто сдаем им жилплощадь, так сказать. Семья привязана только к матке, которая ими руководит. Пчелы тоже могут сходить с ума, капризничать, болеть…

– Скажите, а соседи не жалуются на обилие ваших подопечных?

– С чего бы? У нас двухметровый забор, в деревне соседей немного. Нам даже благодарны, сами говорили, что из-за наших пчел урожай вырос. И к слову о соседях. Есть у нас покупатель, не местный, который приехал покупать пчел с вопросом: «А можно ли за ними не смотреть?» Я поинтересовался, зачем тогда ему моя хорошая пчелиная семья. А дело в том, что соседские пчелы у него на участке с цветов мед собирали, так ему было жалко…

Пчелы – это не только сладкий мед

Пчеловоды не рекомендуют добавлять мед в горячий чай. При высоких температурах он теряет свойства и даже может быть вреден для здоровья. Поэтому лучше его пить с теплой водой и лимоном. Профилактика от болезней медом лучше, нежели употребление его при болезни. Каждый день по ложке меда – и зараза не прицепится.

Пчелиный улей – просто кладезь полезных веществ. Воск, прополис, пыльца, маточное молочко – все эти продукты приносят нам только пользу и используются как в медицине, так и в косметологии. Прополис – сильнейший природный антибиотик. Он уничтожает вредных микробов, но при этом не наносит вреда полезным бактериям, поэтому не имеет побочных эффектов в отличие от таблеток. Маточное молочко – элемент до конца не изученный. Его производят пчелы, которые не вылетают из улья. Маточное молочко нужно семье для кормления личинок будущих маток. А еще используют настойки из пчелиного подмора… Малахов мог бы снять целый цикл передач об этом. Есть и у наших пчеловодов одна задумка – устроить специальный домик для сна на ульях.

– А что, пусть бы люди приезжали и поправляли здоровье, – считает Олег. – Эти дома – лечебницы с пчелами, и если человек полежит на ульях, получит пчелиную энергетику, которая благоприятно сказывается на здоровье.

+1