0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Погромы хуже молнии и грома: Сто лет назад их чинили на нашей земле польские агенты

2 507 0

Погромы хуже молнии и грома: Сто лет назад их чинили на нашей земле польские агенты

Рижский мирный договор был подписан 18 марта 1921 года между РСФСР, УССР, а также от имени БССР, хотя белорусское руководство и не было проинформировано о ведении переговоров, и Польшей. Он свидетельствовал о завершении советско-польской войны 1919-1921 годов. Однако в результате этого соглашения Беларусь потеряла большую часть своей территории к западу от Минска. Согласно мирному договору польское правительство обязано было предоставить белорусам все права и свободы, языковую автономию и свободу вероисповедания. Реально же ничего этого не было. Православные в Западной Беларуси были откровенно лишены не только избирательных прав, но и всего комплекса прав и свобод граждан. Особенно жестокими были гонения на белорусский язык – реализовывалась целенаправленная политика его полной ликвидации… Но и в восточных землях Беларуси, к которым относилась Бобруйщина, порядка еще не было.

Под покровительством ясновельможных

В 1921 году, несмотря на все принятые меры, бандитизм на территории Беларуси усиливался с каждым днем. Еще в начале февраля в Озаричском районе по­явились бандиты, которые начали грабить и убивать евреев, проезжавших по дорогам. Таким образом в этом районе в течение одной недели оказалось убитыми 20 евреев-ремесленников, работавших по деревням. 26 февраля 10 вооруженных бандитов вошли в деревню Вьюнище и среди бела дня на глазах у крестьянского населения ограбили 2 еврейских семейства и зверски убили 6 мужчин и женщин. На следующий день то же самое произошло в деревнях Голосовичи, Моисеевичи, Тремля и Ломовичи, где бандиты успели в течение одного дня ограбить местных евреев и убили 17 человек.
В начале марта головорезы во второй раз напали на деревню Астановичи, где насчитывалось 10 еврейских семейств. Все они спрятались в одной ветхой избушке, надеясь, что бандиты их там не будут искать. Но кто-то из местных донес об этом разбойникам, и они расправились с евреями, зверски изуродовав их, и убили 18 человек, не щадя и детей. Во всех этих деревнях у бандитов был один и тот же лозунг: «Истребить всех евреев, дабы они не мешали христианскому населению свободно соорганизоваться против советской власти для спасения России». «Долой комиссаров, смерть евреям!» – кричали грабители.

Иной характер носили погромы, происходившие в мес­течках Козловичи и Печище: в каждой из них насчитывалось около 100 еврейских семейств, занимавшихся исключительно земледелием и ремесленничеством. Бандиты въехали сюда на подводах и среди бела дня начали грабить имущество евреев и складывать награб­ленное на подводы. Их подводы были для них недостаточны, и они забрали много подвод у местных жителей. Никого они не избивали, ибо их лозунг был уже другой: «Мы убивать никого не хотим и берем лишь то, что нам необходимо. Мы только желаем, чтобы все к нам присоединились для борьбы с соввластью». Ограбив евреев, бандиты уехали и увезли с собой награб­ленные вещи и продукты. Местечко Печище сгорело, только несколько домов осталось, все имущество было разграблено, и евреи разбрелись по окрестным местечкам и городам. В Козловичах пожара не было, и жители остались на своих местах.

В соседнем Слуцком уезде в то же самое время оперировала банда Гоманюка численностью в 200 человек, одетых в польскую форму и нападавших на мирных жителей. В верховьях Березины действовали банды Грозного и Яковлева, получавшие снабжение и продовольствие от поляков. В огромном тогда Бобруйском уезде оперировали банды, именовавшие себя борьбистами. А вот борьба с ними была затруднена, так как бандиты в случае столкновений с милицией переходили демаркационную линию и уходили в Польшу.

Договор не останавливал

И после заключения выгодного для Польши договора бесчинства с ее участием не прекратились. Например, в начале июня 1921-го бандами было совершено нападение на поселок Старево Бобруйского уезда. Ночью бандиты врывались в дома евреев и производили жестокую расправу. Орудиями убийства извергам служили как тупые, так и острые предметы. Они мучили и издевались над своими жертвами, вырезали им животы, насиловали и отрезали груди женщин, пробивали черепа, с гиканьем и свистом наслаждались муками, хрипом, агонией недорезанных жертв, не пожалели даже убить мать с грудным ребенком. Свидетель погрома – жених изнасилованной девушки – Гантман позднее рассказывал, как три бандита мучили эту невинную девушку и наконец, после зверского насилия, отрезали ей грудь и распороли живот. Самому свидетелю, жениху, всадили в горло шомпол. Так действовали бандиты, именовавшие себя агентами Савинкова и компании, действовавших под девизом «Защита Родины и свободы».

Всего головорезы убили двенадцать и ранили шестнадцать евреев. Первой пострадавшей была семья Сегал. Главными вдохновителями этих средневековых зверств являлись поручики в погонах, говорившие между собой по-польски. Сам бандит Жабрик назвал позднее суду целый список лиц в погонах, принимавших участие в погроме. В нем были поручики Болзневский, Перекатов, Вдовин, Гаврилов, Янковский и целый ряд других балаховцев и савинковцев. Перед судом Ревтрибунала по этому делу предстали 77 человек, из которых главных участников приговорили к расстрелу.

В апреле того же года произошел погром в местечке Селиба Бобруйского уезда. В нем насчитывалось более 100 еврейских семейств, и все они занимались исключительно земледелием. В тот раз разбойники ограбили еврейское население и ушли. Но ночью 17 апреля произошел второй погром в Селибе, который носил уже более организованный характер. Грабители были набраны, как впоследствии выяснилось, из крестьян ближайших деревень. Они начали обстреливать местечко, и евреи в панике разбежались по лесам. Бандиты вошли и, ограбив еврейские дома, подожгли их. Несгоревшими осталось лишь 5 домов. Впоследствии, когда евреи вернулись, чтобы спасти оставшийся живой инвентарь, они попали под пули бандитов, и 5 человек, среди них одна женщина, были убиты. Еврейское население, лишившись всего своего состояния, бежало в Бобруйск.

Во всех упомянутых местностях со стороны евреев не было организовано никакой самообороны, ибо со времени прихода советской власти между еврейским и христианским населением никаких враждебных отношений не было. Пружину насилия раскручивала польская сторона, вопреки Рижскому мирному договору регулярно перебрасывавшая вооруженные банды и диверсантов на советскую сторону и набиравшая рекрутов из местного отребья.

Утром 26 мая, например, произошел погром в мес­течке Любань Бобруйского уезда, где насчитывалось 600 еврейских семейств, занимавшихся земледелием и ремеслами. Как только головорезы вошли в местечко, начались грабежи и убийства. Преступники действовали ножами и зверски изуродовали свои жертвы. Были случаи издевательства над еврейской святыней – Торой и случаи изнасилования женщин. Была организована кое-какая самооборона со стороны евреев, но она ни к чему не привела, и еврейское население бежало в ближайшие леса и поля. Часть из них скрылась у местных крестьян, которые отнеслись к ним с большим сочувствием. Бандиты собрали всех евреев в синагогу, где произносили агитационные речи за присоединение к ним. Впоследствии разбойники пытались поджечь синагогу вместе с находившимися там евреями. Местечковый священник, опасаясь пожара, от которого может пострадать также и христианское население, обратился к предводителю бандитов с просьбой не учинять пожар, что и было удовлетворено. После 5-­часового зверского издевательства над евреями погром прекратился. В результате оказались убитыми 28, ранеными 10 человек, полностью разграбили все еврейское имущество.

А как помогали пострадавшим?

Различными бандами, поддерживаемыми белополяками и засылаемыми из Польши в БССР в 1921 году, были убиты 1086 человек, ранены 147, изнасилованы 1257 женщин. Пострадавшим требовалась помощь. Поэтому при Евобкоме были организованы 3 секции: помощи детям, профтехническая и статистическо-­информационная. В Борисове, Слуцке, Мозыре и Бобруйске и имелись уполномоченные комиссии. При уполномоченных организовали Совет, который объединял еврейскую секцию РКП, Евотдел, отдел образования и упрофбюро. В штат каждого уполномоченного входили заведующий складом, агент-инструктор, счетовод и курьер, которые обслуживали Минский, Игуменский, Мозырский, Слуцкий, Борисовский и Бобруйский уезды.

О числе пострадавших от бандитизма в нашей местности дают представление данные лета 1921 года: в Бобруйске – 2000 взрослых и 150 детей круглых сирот, в Мозыре – 1500 взрослых и до 200 детей круглых сирот, в Слуцке – соответственно 1500 взрослых и 75 круглых и полукруглых сирот. Часть из них прибыла в Минск, и для них был открыт детский дом. Из остальных уездов точных сведений не было, но надо полагать, что число погромленных там не меньше.

В порядке реагирования на ситуацию Наркомздрав организовал медицинский отряд из 5 врачей, который оказывал срочную медицинскую помощь пострадавшим. Наркомпрос открыл в Минске один детский дом для 60 детей погромленных, присланных из Мозырского района. В нашем городе были открыты один еврейский детский дом на 50 детей и одна детская площадка, а чуть позже – два новых детских дома и два детских очага.

Как свидетельствует архивный документ, в Бобруйске к 421 ребенку погромленных из Любани, Печища, Селибы и других населенных пунктов прибавились 110 детей из Ковчиц и 70 из Козловичей. Среди шести сотен ребят около 150-200 составили круглые и полукруг­лые сироты. Для них летом 1921 года в нашем городе на Березине организовали еще 2 детских дома на 120 человек, 3 очага на 180 детей и школу-очаг на 60 детей. Были намечены к открытию также профтехническая и металлообрабатывающая школы для подростков – одна в Бобруйске, другая в Слуцке.

Александр Казак.

0