0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Огнеопасное соседство. Как живет бобруйчанка, безопасность которой зависит от людей за стеной

bobrlif.by 1 144 0

Огнеопасное соседство. Как живет бобруйчанка, безопасность которой зависит от людей за стеной

Огонь в печи задорно искрится, но он надежно «заперт»: выбеленная до бликов в глазах печка, крепкий и большой топочный лист, исправная труба на крыше, никаких тряпок и бумажек вблизи. В доме чистота и порядок, и нет никаких причин, чтобы переживать... Но отчего же тогда хозяйка, укладываясь спать в блаженной теплоте, нервно прислушивается к происходящему за стеной? Отчего держит телефон как можно ближе, чтобы в любой момент вскочить и привычным движением набрать 101? Почему переживает так, будто ее печка может в любой момент дать трещину и стать причиной пожара? Ведь ей нечего бояться: и пожарный извещатель занял укромное место на потолке, готовый в случае задымления разбудить всех в доме. Все просто: никакие меры предосторожностей не спасут ни твою жизнь, ни твое добро, если тебе повезло поделить дом с..., скажем так, не самыми ответственными жильцами.

Рейд по проблемным домовладениям, посвященный пожарной безопасности, возглавил Евгений Товстик, инспектор группы пропаганды и взаимодействия с общественностью. Кроме него, присутствовали два представителя ТЦСОНа Ленинского района: Ольга Лапаник, заведующий отделением первичного приема, анализа информации и прогнозирования, и Оксана Гавриленко, специалист по социальной работе, а также Ольга Сергиенко, старший инспектор профилактики, капитан милиции ОПОП отдела милиции Ленинского района. За вечер мы посетили несколько домов, но самым ярким и запоминающимся был поход в домовладение, поделенное на две семьи. В одной части дома живет Зинаида Григорьевна с мужем и упитанным красавцем-котом. В другом – несколько братьев, племянник и его сожительница. Разница в образе жизни, как говорится, оказалась просто невероятно контрастной.

...Нас встречают мутные стекла, за которыми ничего не видно, провалившийся, частично отсутствующий забор и висящая на одной петле калитка. В доме холоднее, чем на улице, что неудивительно: у живущих тут людей уже давным-давно нет ни света, ни газа, а печь, которая когда-то потрескивала пламенем, стоит практически разобранная. Рядом – кладка кирпичей. В доме несколько кроватей, на которых можно рассмотреть несколько человекоподобных существ: бородатые, грязные и в шапках, они скрутились под кучами каких-то вонючих тряпок, рваных одеял и курток, только нездоровый блеск глаз выдавал в них живых людей. Когда участники рейда вошли в зал, кучи тряпок начали шевелиться.

В центре комнаты под многочисленными анучами и покрывалами для как можно дольшего сохранения тепла стоят чайники с чаем и бутылки с горячей водой.

Именно таким нехитрым и не самым надежным образом несколько братьев пытались не замерзнуть ночью. Все они в разное время побывали в ЛТП, но не сильно торопятся туда снова, даже если и предлагают. С радостью выбирают такое скотское существование, считая, что «свобода» гораздо лучше, нежели попытки исправиться и оттолкнуться от дна.

В доме отсутствует потолок: была течь, и балки попросту обвалились, чудом не погребя под собой «жильцов». На улице недалеко от деревянной стены «уютно» расположилась дворовая печь – криво и безо всякого раствора сложенная конструкция, на которой хозяева половины дома греют себе пищу и воду, возле которой они грелись зимними морозными вечерами, чтобы не умереть от переохлаждения.

Нас встречают мутные стекла, за которыми ничего не видно...

В центре комнаты для сохранения тепла стоит чайник с чаем и бутылки с горячей водой

Каждый день молюсь, чтобы дом не вспыхнул

– Да, вот такие у нас соседи... – комментирует наше замешательство соседка Зинаида Григорьевна, хозяйка второй половины дома и «счастливая» обладательница прекрасных соседей. – Что рассказывать, вы все сами можете видеть.
А если посетите нас 12-13 числа, посмотрите, что тут творится, когда Леник получает песнию. Это мрак, ужас...
Когда-то у них и печь, и свет были... А сейчас... Они курят в кровати, возле самой стены видите конструкцию? Это типа печка уличная, сложили из чего было, там и готовят себе еду и питье... Каждый день я молюсь, чтобы наш дом не вспыхнул ночью и не сгорел как спичка. Пожарные ездят быстро, но огонь порой бывает еще быстрее...

В этот момент во двор «с работы» пришла пара: диковатого вида мужчина и его возлюбленная, которая со скромной улыбкой назвалась Катей. Отливая сиреневым синяком и разбитой губой, она судовольствием отвечала на все вопросы.

– Паспорта у меня нету. Где? Потеряла. Да вот, совсем недавно. Я сама из Горок, а тут живу с сожителем, – женщина ласково смотрит на мужчину, который тянет какой-то груз в покосившийся от старости и сырости сарай. – Что я здесь делаю? Любовь у меня, вот что. Да, была в ЛТП, недавно освободилась. Нет, больше не хочу, что я там забыла? Откуда синяк со ссадиной? Да я иногда выпиваю, вот и не удержалась на ногах. Сама, конечно!

Екатерина Геннадьевна вместе с суженым показали нам свою часть дома: отворили хлипкую дверь и запустили в комнатку. Конечно, там тоже не было ни света, ни печи, но зато были хоть маломальская чистота, относительно негрязная кухонная утварь.

– Неужели вам самим хорошо так жить? – спрашивают у нее участники рейда.
Екатерина застенчиво пожимает плечами.

– Я думаю о том, что делать, – говорит ее мужчина, один из жильцов. – Что-то будем менять... Будем стараться, только лето придет.

– Не холодно вам тут? Как греетесь?

– Женщиной, – по-простому отвечает он.

– Каждый день палят огонь возле дома, – рассказывает соседка Зинаида Григорьевна. – Помню, когда они только заселились, приволокли в дом какую-то старую газовую плиту, наверное, с мусорки. И пошел газ! Я позвонила в службу, они приехали, все отсоединили. После того плиту выкинули, но представьте, как жить с такими соседями – каждый день как на пороховой бочке! Пьют постоянно, если есть за что! Куда я только ни звонила!

 

Откуда синяк? Выпиваю, вот и не удержалась на ногах

В доме у Зинаиды Григорьевны удивительный порядок. После промозглых и сырых соседских стен попадаешь будто в рай, в котором пахнет вкусной едой, от печи веет благодатным теплом, кругом порядок.

В доме у Зинаиды Григорьевны удивительный порядок. После промозглых и сырых соседских стен попадаешь будто в рай, в котором пахнет вкусной едой, от печи веет благодатным теплом, кругом порядок. И видно, что люди любят свой дом. Контраст потрясающий, но пенсионерка уже привыкла к гостям.

– Вы не первые, приезжают, пишут о нас, снимают. И из МЧС часто приходят. Но что, что изменится? Как они пили, так и будут пить, как курили в кроватях, так и курят. Их там трое прописано, а живет шестеро: четыре брата, племянник и сожительница. А уж сколько всего околачивается, особенно в теплое время, не сосчитать!

– На вас, Зинаида Григорьевна, лежит огромная ответственность, потому что приходится следить не только за своим домом, но и за опасными соседями. Надеемся на вашу бдительность, – говорит хозяйке приличной половины дома Евгений Товстик.

– С этим все нормально: я, чуть что, сразу звоню в МЧС. Приводил Толик тут одну женщину до этой Кати. Выхожу во двор, смотрю – сидит, угли в печке ворочает пьяная. Я говорю, убирайся! Она мне: «Я тут с Толей живу!» А мне страшно! Я вызвала МЧС, они приехали, запретили ей тут костры палить. А толку? Она через полчаса назад пришла. Такое соседство – не дай бог никому. У нас с мужем микроинсульты от них уже случились. Как пенсию получают, каждую ночь начинают песни петь, ругаться, драться, шумят... Матерятся! Падают... что творят! У меня уже пальцы сами набирают телефон опорного, но их же не навсегда забирают! Несколько часов, и опять припираются. А ведь было время, что они еще немного прислушивались, были человечнее. А сейчас не боятся никого и ничего! Плевали на все правила. И сидели, и лечились в наркогологии. Знали бы, что такое будет, в жизни тут не купили бы дом! – в сердцах восклицает пенсионерка, провожая нас из своего уютного дома.

– Это домовладение неоднократно посещали наши сотрудники, проводили многочисленные беседы с жильцами, – комментирует Евгений Товстик. – Но применить какие-то меры административного воздействия мы не можем: дом и так уже и от электричества отключен, нет ни отопления, ни печки. Пытаемся воздействовать на словах, но понятно, что это безрезультативно. Очень и очень тяжело достучаться до таких граждан, заставить их сделать первый шаг к улучшению своего быта, к изменению жизненных привычек. Будем пытаться, будем наблюдать тенденцию улучшения или ухудшения и искать меры, которые можно применить к таким жильцам. Дом в опасном положении: многочисленные окурки и пепельницы возле кроватей говорят о том, что живущие в этом доме наплевательски относятся к собственной безопасности...