0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Незримые барьеры и предрассудки мешали общению 16 лет

1 076 0

Незримые барьеры и предрассудки мешали общению 16 лет

Пока действительно не столкнешься с определенной ситуацией, нельзя утверждать, как ты в ней себя поведешь. Об этом не понаслышке знают герои статьи. Сергей Кисель и Мария Капустина – родственники, троюродные брат и сестра, в детстве частенько вместе бывали у бабушки в деревне, гуляли на одном переулке… Вскоре их разница в возрасте стала небольшим препятствием в родственной дружбе – у каждого своя компания. А в один из летних деньков они и вовсе стали избегать друг друга…

– Сергей из крутых парней, – вспоминает Мария. – Из его компании мне нравился один мальчик, не буду говорить при нем, какой (смеется). Жили мы на соседних улицах, а разница у нас буквально два года. Но в 15-16 лет это весьма ощутимо. Да и интересы появляются в этом возрасте у мальчиков и девочек разные. Им надо было обязательно куда-нибудь залезть, быть в поиске приключений. Поэтому пересекались мы лишь тогда, когда возвращались по домам или гуляли в своем районе.

– Один день рождения друга обернулся для меня инвалидной коляской, – вспоминает Сергей. – Мы пошли на реку нырять. В воду я вошел с такой силой, что сразу перевернуло… Друзья вытащили меня на берег, даже посадили. А потом вызвали «скорую». Был сломан шейный отдел. Это был 2002 год. Лежал в Минске. В тот год много было таких «ныряльщиков».

Жизнь продолжалась для двоих, но у каждого по своему сценарию. За это время каждый успел обзавестись семьей, детьми. Мария получила два высших образования: по социальной работе и психолога. По распределению работала с инвалидами в Светлогорске. Позже устроилась заведующим отделения дневного пребывания для инвалидов и сопровождаемого проживания в территориальный Центр социального обслуживания населения Первомайского района. На вопрос, может, так она искала встречи с троюродным братом, качает головой:

– Он не знает об этом. Мне было с работы ближе идти через его переулок, а я намеренно не срезала путь. Я боялась встречи с ним, и мне было стыдно, не за него… За себя, что я ему скажу через столько лет? Просто поздороваюсь и пойду дальше? Это же не сосед мой, а брат. И море вопросов и предположений в голове. А вдруг он не хочет общаться? А если он стесняется людей? А что, если… Все сценарии проиграны в голове, и лучше обойти переулок стороной.

Они не общались 16 лет, живя на соседних улицах, по воле жизненный обстоятельств и незнания, как завязать разговор. Мария работает с разными людьми, оказавшимися в инвалидных креслах. С ними она могла общаться на личные темы, всегда выслушивала их, и вопроса выбора темы для обсуждения не стояло:

– Когда он «сломался», как принято говорить в кругу колясочников, у меня перед глазами был барьер. Будто бомба взорвалась, но не возле меня, я просто не узнавала его. С моей стороны был полный игнор. Он сильно похудел, и я только сегодня, общаясь уже с ним, понимаю, что это был он.

А уже на работе от коллег Мария слышала, что Сергей молодец, где-то добился установки пандуса, ведет активную жизнь, у него дочь, которую он сам и воспитывает.

– Общаться начинали искусственно, – говорит Сергей. – Машин телефон мне дали, я хотел получить консультацию по вспомогательным средствам и коляскам… Говорить начали уже по дороге на спортивное мероприятие для колясочников, в этой поездке участвовали и я, и она. Ехали в разных машинах четыре часа к месту лагеря.

Мария признается, что до сих пор в памяти этот момент свеж:

– Дождь. Я вышла из машины. Мы приехали раньше на легковой, а они были в микроавтобусе. Я стою и понимаю, сейчас же он выйдет… Мы же не можем не общаться – мы команда здесь. Он тоже вышел, сначала немного избегал меня. А потом мы сели за стол, и началось общение.

Общее дело вновь помогло «склеить» разговор. Он пошел сам собой, и, как вспоминают мои собеседники, по дороге обратно они все четыре или пять часов не переставали говорить, ехали уже в одной машине.

– Я спрашивала его о личной жизни. Он спросил, специально ли я его не узнавала… Мы говорили о том, что с нами произошло за все эти годы. Все закончилось хорошо. Мы дружим, сотрудничаем, работаем вместе.

Для полного счастья родственники запланировали большой поход в баню всей семьей. И знаете, в этой истории важно понять, что нет сложности в общении с людьми на колясках или с родственниками. В наше время бывает просто сложно общаться. Мы натягиваем маску безразличия, опасаясь, что нас не так поймут. А зачем?

Сегодня в городе масштабно проводится проект Бобруйской ассоциации инвалидов-колясочников «Спроси меня» при поддержке Европейского Союза, Бобруйского горисполкома и ТЦСОНа Первомайского района. Вы можете увидеть на улицах красочные бигборды, на которых изображены сильные духом люди, успешные, несмотря на то что передвигаются они несколько иначе. Но это не повод не заговорить с ними. Вы всегда можете спросить их о чем-нибудь. Проходят обучающие и познавательные встречи между людьми с дополнительными потребностями и обычными бобруйчанами. Акция продлится до осени.

0