2,52
2.94

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Муж ушел, когда я отказалась отдать нашу дочь в приют. Как бобруйчанка в одиночку воспитала дочь-инвалида

Виктория Сепсалева. 765 0

Муж ушел, когда я отказалась отдать нашу дочь в приют. Как бобруйчанка в одиночку воспитала дочь-инвалида

Мать, в одиночку вырастившая дочь с инвалидностью, рассказала, каково это потерять поддержку самых близких людей, терпеть непонимание и насмешки окружающих, но не изменить своих принципов о том, что инвалидность – не повод отказываться от своего ребенка.

Детская площадка стала испытанием

Марина Бобцова растит ребенка с инвалидностью вот уже 20 лет. К этому времени медицинская карта Оли, дочери Марины, уже успела прилично распухнуть. С самого рождения Оле поставлена целая череда серьезных диагнозов: гидроцефалия, судорожный синдром, энцефалопатия и вынесен вердикт – инвалидность второй группы.

Выйти во двор и просто поиграть с детьми на общей детской площадке было целым испытанием: другие родители уводили своих детей подальше от Оли, с опаской показывали пальцем в ее сторону, сплетничали. Из-за гидроцефалии, избыточного скопления цереброспинальной жидкости в головном мозге, у Оли окружность головы опережала рост тела, что визуально отличало ее от обычных детей.  Каких только слов не наслушалась совсем еще маленькая Оля и ее мать за спиной: и «головастиком» называли, и «недоразвитой».

- Если бы Оля родилась в наши дни, думаю, было бы проще, - рассуждает Марина, - сейчас очень много внимания в обществе уделяется проблеме инвалидности, социализации таких детей и языку вражды. Раньше же эта проблема замалчивалась, говорить об этом почему-то считалось неприличным, а людей с инвалидностью принимали за угрозу. Сейчас таких детей, как Оля, принято называть корректно «ребенок с особенностями развития», а другие люди стали меньше их боятся.

Из-за гидроцефалии, избыточного скопления цереброспинальной жидкости в головном мозге, у Оли окружность головы опережала рост тела, что визуально отличало ее от обычных детей.

Муж Марины не захотел воспитывать дочь, пусть и родную, но с инвалидностью, и ушел из семьи. Алименты платить тоже отказался.

За 20 лет отец ни разу не поздравил дочь с днем рождения

Самой большой горечью, однако, стало для Марины не враждебное отношение малознакомых окружающих, а непонимание и безразличие со стороны самых близких людей. Муж и родственники стали давить на Марину, чтобы она отдала дочку в приют.

- Удивлялись, зачем нужна в семье такая обуза, говорили, что дети с таким набором диагнозов все равно не жильцы, - признается Марина. – Я на такой шаг пойти не могла. Это ведь варварство – отдавать родного ребенка в приют!

Муж Марины не захотел воспитывать дочь, пусть и родную, но с инвалидностью, и ушел из семьи. Алименты платить тоже отказался.

- И суды у нас были неоднократно за эти копеечные алименты. Да что говорить, - сетует Марина, - если он даже по телефону Олю ни разу за все 20 лет с днем рождения не поздравил… А потом он и вовсе запил, а сейчас – на принудительном лечении от алкогольной зависимости в ЛТП… Видать, ему морально тоже было тяжело, хоть он и не признавался, так что обиды я на него не таю, пусть Бог его простит.

Устроиться сложно - инвалидов на работу берут с опаской

При этом Марина не скрывает, что воспитывать такого ребенка в одиночку было нелегко. Девочке нужно было повышенное внимание и особый уход: Оля плохо кушала, у нее были частые головные боли, эпилептические приступы, вплоть до потери сознания. Много денег уходило и на дорогостоящие лекарства, которые Ольге врачи прописывали пачками. Нужна была такая работа, чтобы и ребенку времени уделить достаточно, и чтобы хоть какой-то доход был. На одно только Ольгино пособие по инвалидности прожить ведь невозможно. Судите сами, сейчас оно всего лишь 140 рублей в месяц. Но трудоустроиться Марине было тоже не так-то и просто…

- У меня ведь у самой инвалидность, третья группа по зрению, - говорит Марина. – Я, конечно, трудоспособна, но все же работать могу не на всех специальностях. Да и инвалидов принимают на работу неохотно. А еще когда безработица по стране ударила, так вообще тяжко стало, тут и здоровые люди трудоустроиться не могут. А мне уж где… Вот и сейчас я в поисках работы. Трудилась я на предприятии для слабовидящих «Контакт-Бобруйск», слесарем-механосборщиком, детали собирала. Зарплата там мизерная была, за последний месяц 180 рублей получила. Поеду в Могилев за программой реабилитации, может, лучшую работу удастся подобрать.

Нужна была такая работа, чтобы и ребенку времени уделить достаточно, и чтобы хоть какой-то доход был.

Если во дворе кто-то кошку за хвост тягал или собаку камнями обстреливал, сразу же бесстрашно бежала на помощь животному, хоть уже тогда знала, что может получить в ответ на эти действия порцию обидных слов…

Доброты в ней больше, чем у многих…

Несмотря на все сложности, Марина признается, что радостных моментов было намного больше…

- Оля всегда очень послушной была, - вспоминает Марина, - никогда ничего не требовала, как другие дети – понимала, что позволить много мы себе не можем. Была рада любой игрушке, пусть даже самой простой, самодельной тряпичной кукле. Никогда сильно не шкодничала. По дому помогала, как могла, пусть и не большую работу выполняла, по силам, где-то пыль протереть, посуду помыть. Да и доброты у нее больше, чем у многих детей. Если во дворе кто-то кошку за хвост тягал или собаку камнями обстреливал, сразу же бесстрашно бежала на помощь животному, хоть уже тогда знала, что может получить в ответ на эти действия порцию обидных слов…

В раннем детстве Ольга, как и все дети ее возраста, ходила в детский сад, в общую группу, потом окончила 9 классов Бобруйской вспомогательной школы, что по улице Комсомольской. Сейчас Ольга посещает ТЦСОН Ленинского района, где вместе с другими людьми с особенностями развития мастерит поделки, рисует, занимается рукоделием. Там у нее много друзей. Нравится ей общаться, как и со своими сверстниками, так и с людьми более старшего возраста – общий язык находит со всеми. Есть у нее поклонники и среди парней, правда, на вопрос мамы о том, когда уже замуж собирается, стеснительно отвечает, что ей еще рано, и есть дела поважнее…

Про любовь к животным и ненависть к общественному транспорту…

Занятий за день у Ольги действительно немало. Уже с самого раннего утра, пока соседи еще заваривают утренний кофе, спешно собираясь на работу, Ольга уже на ногах. Она помогает соседям с выгулом собак. Говорит, что собакам, которые живут в квартирах, обязательно нужен свежий воздух и прогулки, и она не хочет, чтобы животные страдали из-за того, что у их хозяев из-за ежедневной работы не хватает времени на это. За свою работу она получает от благодарных соседей сладости, но в одиночку никогда и конфету не съест, сразу несет маме.

Сейчас, в зимнее время, когда на улице намело сугробов, Ольга любит расчищать двор от снега. Ее об этом никто не просит, говорит, что просто не хочет, чтобы мама споткнулась или промочила ноги.

А потом спешит на встречу с друзьями из ТЦСОНа. Вот только добираться до него долго: от площади Ленина, возле которой она живет до Карла Либкнехта. А ездить на общественном транспорте она не любит, лучше пешком.

- Это у нее еще из детства пошла неприязнь к общественному транспорту, - рассказывает Марина, - Помню, приходим мы домой, а она спрашивает, почему с ней никто не садится рядом в автобусах и троллейбусах, удивляется, почему место рядом с ней всегда пустует. Я, конечно, сказала ей, что это просто случайно, что ей показалось. Но такие дети чувствительнее нас, они все понимают, пусть и не всегда об этом говорят.

Марина не знает, сможет ли когда-нибудь общество полностью принять людей с инвалидностью, но очень на это надеется.

- Очень важно, - говорит Марина, - дать таким людям поверить в себя. И тогда, поверьте, люди с инвалидностью смогут и горы свернуть!

Сейчас, в зимнее время, когда на улице намело сугробов, Ольга любит расчищать двор от снега. Ее об этом никто не просит, говорит, что просто не хочет, чтобы мама споткнулась или промочила ноги.


Translate »