0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Кто пришел на смену рабселькорам? Попытка размышления о второй древнейшей профессии

474 0

Кто пришел на смену рабселькорам? Попытка размышления о второй древнейшей профессии

Сегодня редкий из юных собеседников знает, кто такие были, скажем, пикоры. Или рабкоры с селькорами. Зато не прочь поездить по вашим ушам иноязычными словами «блогер», «фрилансер», «флудер», «флеймер», «тролль». Однако ни устаревшими, ни современными терминами пишущая братия, марширующая нынче по улицам в связи с сезонным обострением хронических состояний, пользоваться не предпочитает. Все они гордо именуют себя журналистами. И как-то обидно становится за легкомысленное использование высокого звания, ничем порой не подкрепленное, кроме корочек, выданных некой эфемерной редакцией.

Дети болталок и флудилок
Ведь в это наше время по причине крайней неразборчивости интернета блогерами и фрилансерами становятся не только прогуливающие занятия студенты и обезделившиеся пенсионеры, но и вполне интеллектуального статуса лица и временно впавшие в нужду, ищущие приработка, а то и единственного заработка бизнесмены и фрезеровщики, мерчендайзеры и экономисты. Между тем Вальтер Скотт в «Айвенго », если не ошибаюсь, назвал фрилансером средневекового наемного воина. Сегодня тоже фрилансеры на удаленке, бывает, ведут себя агрессивно и слишком удалены от правды жизни, выполняя функции по-настоящему наемных боевиков.
Ничего не поделав со своей тягой к нео­логизмам, и под воздействием суровой действительности последних месяцев позволю адаптировать прозвания новоявленных коллег к русскому языку. Все они, за редким исключением, видятся мне как уличкоры, подвороткоры, диванкоры, пивкоры, безответкоры, дезинформкоры – побочные, незаконнорожденные, внебрачные дети профурсетных, агрессивных и флирту­ющих по земному шару сестриц с именами Перестройка, Либерастия, Дерьмократия и им подобных. Грустно, конечно, но контент из-под их клавишей вызвал такую реакцию мозга.
Послушаешь, почитаешь – не то что уши, последние помидоры в теплице завянут, если рассказать им о некоторых образчиках видения мира нынешними «журналистами». И аффторы еще обижаются, если как коллега коллеге указываешь на фактологические нелепицы, историческую фальсификацию или просто логическую, стилистическую или лексическую неграмотность в их писаниях на чатах, форумах и в социальных сетях. Контраргументы и оправдания, как правило, в таких случаях ограничиваются резкими возражениями: «Это мое мнение», «Меня все понимают», «Вы просто устарели со своими взглядами».
Но не могут же устареть основные постулаты, на которых зиждется журналистика: не только отражение, но и формирование общественного мнения; изображение объективной картины действительности с целью верной социальной ориентации масс, принятия ими моделей поведения, идеологии и путей развития. Если раньше было принято разделять журналистику на качест­венную и графоманию, то сейчас все чаще приходится говорить о второй древнейшей как о науке «пускать утки», искусстве ублажать читателя, организованном зло­словии и прочих неблаговидных вещах. А сами «журналисты», слишком буквально восприняв метафору о «четвертой влас­ти», ударяются порой в политиканство, превращаясь в не очень высокоморальных личностей и откровенных злыдней в сфере информирования.
Помойку выдают за стройку
С юных лет засела в голове подпись под рисунком, по-моему, в журнале «Крокодил»: «Фотографирует помойку, а выдает за нашу стройку». Примерно по такому принципу действует большинство номинальных коллег по цеху, убеждающих в своей независимости, но тем не менее выполняющих конкретный заказ своих работодателей. С лихостью и безголовостью пачкунов, оставляющих вензеля и нашлепки наклеек на рекламных постерах, остановочных павильонах и стенах домов, пишут на необъятных страницах интернета такие же нелепости, гадости и провоцирующие призывы их собратья по агрессивному творчеству – новоявленные щелкоперы, называющие себя журналистами. Возникает вопрос: почему не писателями? Ведь с такой же легкостью цепные шавки из сетевых конур и будок могут причислить себя и к литераторам, как это сделал уже один «постмодернистский романист» одного малопризнанного бобруйского интернет-ресурса.
Еще один малоизвестный общественный активист бобруйского розлива недавно подвел теоретическую базу под тусовку подвороткоров на шествиях земляков-протестантов: дескать, пускай освещают марши эти посланцы интернет-­ресурсов, пусть и незарегистрированных, но таких читаемых; этим они оградят народ от слухов и фейков, а то ведь представители законных СМИ будут освещать события только с одной стороны – государственной… Будто не читает деятель ни «Салідарнасць», ни «Нашу ніву», зарегистрированные и вполне себе вещающие с антигосударственных позиций и не добавляющие правды в информационную картину. Однако как игроки на информационном рынке они не страшатся и ответственности, которую придется нести в случае нарушения закона. Иное дело с нашими местными любителями покорения информпространства. Хлопоча о бобруйских псевдо-СМИ, наверно, побаивается активист, что не выдюжат их подвороткоры квалификационных требований, не обеспечат надлежащий уровень публикаций. Поэтому взывает к милосердию властей: пускай, мол, пощелкоперят без регистрации-аккредитации, донесут, что им велено главными демократизаторами планеты.
Правильно беспокоится энтузиаст-­общественник – уж больно много детского лепета, провокаций и непрофессионального словесного винегрета в контенте отдельных местных электронных ресурсов. В одном месте пишут: «Почти все задержанные были поздним вечером доставлены в изолятор временного содержания, где 5 октября прошли суды над ними. Всех «гражданских» арестованных осудили за участие в несанкционированном массовом мероприятии…» «Также, по неподтвержденной пока информации, к гражданину Н. сотрудники «органов» «приходили домой с досмотром и изъятием техники…» В другом месте читаем: «Мы уже сообщали, что 6 октября в доме у гражданина Н. состоялся осмотр, были изъяты компьютерная техника, диктофон…», «Также, стало известно, что 7 октября, аналогичный обыск прошел и по месту жительства корреспондентки М.…»
Резюмируя, «журналисты» в эту неудобоваримую кашу добавляют, в соответствии со спущенной рецептурой, добрую щепоть соли: «Что ж, видимо, в УВД уже путают понятия «право» и «репрессии», заменяя одно другим, – скажем мы».
Что ж, видимо, недостаточно подготовленные уличкоры путают понятия юрис­пруденции, запутывая таким образом и читателя их опусов, – скажем мы. Вот так «журналистов» выдают ослиные уши ангажированных спецкоров, посланных на задание их руководителями – Вац­лавами Сигизмундовичами и прочими гомункулусами, взращенными на пенёнзы по ту сторону государственной границы и мнящими себя преобразователями мира. При попытке же призвать их к ответственности за ложь и подстрекательство, к примеру, они опять по-детски захлопают ресничками: дескать, мы же не зарегистрированы, не СМИ, то бишь, а значит, и закон на нас не распространяется. Вот такой квест и такой коворкинг!
Борьба за независимость – это борьба с ависимостями
Бесспорно, главным борцом за свободу и независимость всегда была лучшая часть любого общества – пышущая здоровьем и силой молодежь. И сегодня она находится на передовой, в первых рядах, на острие и на пике. Важно не путать фронт с тылом, атакующие и обороня­ющиеся фланги, плацдармы с плац-­парадами. Лучше направить неуемную энергию молодых умов, сердец, рук и ног на подлинную борьбу за независимость. От хронического безделья и праздного шатания по улицам, от погружения в трясину игромании и наркомании, от ­виртуально-телеграмных установок хлеще приснопамятного Кашпировского.
Но почему мы такие несуверенные в навязывании нам неких западных стандартов грешной земной жизни? Отчего такие суеверные в понимании того, что цивилизацию спасет только старая Европа или Новый Свет? И как же нам обрести уверенность в собственных силах, когда кто-то предлагает идти своим путем, отличным от других? Ответ на эти вопросы, на мой взгляд, кроется в избавлении от главной зависимости человечества – всепроникающего интернета. Не от самого технического достижения, конечно, но от свободных от всякого здравого смысла, логики и миролюбия сентенций, деклараций, догадок, придумок, дезы, фейка. Носители же их – блогеры, флудеры, флеймеры и журналисты, не обременяющие себя правдой, а заботящиеся только о количестве лайков, посещений, просмотров и подписчиков, – должны быть вне закона. Они, собственно, и находятся вне такового, скрываясь под никами и псевдонимами, не беря на себя ответственность за распространение лухты и туфты, так как в большинстве случаев даже не регистрируются в установленном порядке. Значит, и относиться к ним нужно так же, как к надписям на заборе, граффити на стенах, плакатикам на «мирных протестах».
Лги, шуми, кричи, тиражируй ложь – что-нибудь останется! Это одна из главных установок нынешних «журналистов», которую пытаются выдать за проявление свободы слова и свободы печати. Настоящий же журналист всегда посередине – одно из правил профессионально пишущего, который выслушивает, изучает мнения всех сторон и делает свои выводы. На деле же интернет забит односторонними декларациями новоявленных блогеров и прочих фрилансеров – парней и девчонок, которые прикалываются, телеграмят, инстаграмят, хайпуют, троллят и доводят это до сведения тех, кому все это в основном без разницы. Подлинная журналистика теряется в суетливости политиканства, реальных и надуманных сенсаций.
Ал. Палиндром.