0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Каждый день они сражаются за то, чтобы у детей были дом и будущее. Жизнь глазами инспектора

Bobrlife 1 225 0

– Милиция, откройте! За этой фразой дверь обычно распахивается, но до самой последней секунды ни старший участковый инспектор по делам несовершеннолетних Кирилл ГУК, ни заместитель председателя КДН администрации Ленинского района Татьяна КУРЛОВИЧ не знают, что предстанет перед глазами. Это может быть чистая и опрятная квартира, по которой витают вкусные запахи готовящегося ужина. Или холодный, на ладан дышащий барак, обитатели которого давно позабыли, каково это – быть людьми. Но первое, что делают Кирилл Владимирович и Татьяна Анатольевна, – ищут взглядом детей. Хорошо, если ребенок не голоден, опрятен и чист, а его родители или родственники нашли верную дорогу в жизни. Ужасно и страшно, если, несмотря на предупреждения и угрозы изъятия ребенка из семьи, в доме ничего не изменилось: под ногами по-прежнему лежат липкие и грязные ковры, обои кусками свисают от самого потолка, а мутная лампочка Ильича бледно-желтым светом, будто корона на вершине запущенности, освещает лица людей, которые махнули рукой не только на себя, но и на тех, кто от них зависит.

История №1.

Дом, к которому мы подъехали, больше похож на сарай, по виду не способный защитить от ветра, не говоря уже о том, чтобы сберечь тепло или быть уютным жилищем. Нам открыли женщины, которые синхронно курили прямо под неработающим пожарным извещателем. Ребенок болезненного вида (как выяснилось, он и вправду был болен) сидел у облезлой стены с бабушкой. Инспектор пытливо осмотрел Екатерину:

– Не пьешь? Никого к себе не водишь?

– Да, пьяная тут валяюсь! – ерничает женщина (в дальнейшем разговоре ведет себя вызывающе, несмотря на просьбы успокоиться). – У меня что, не может быть личной жизни? Я что, не могу общаться с кем хочу и как-то устраиваться в жизни? Мне забыть всех друзей?

– Тебе напомнить, до чего тебя эти друзья довели?

[notification_new icon=”” title=”” message=”<p>Дом, к которому мы подъехали, больше похож на сарай, по виду не способный защитить от ветра, не говоря уже о том, чтобы сберечь тепло или быть уютным жилищем. Нам открыли женщины, которые синхронно курили прямо под неработающим пожарным извещателем.</p>” _made_with_builder=”true”][/notification_new]

…Эта семья в социально опасном положении давно. В отношении старшего ребенка Екатерина уже лишена родительских прав, а теперь и младшего у нее могут забрать. Ей повезло, что опеку над старшим приняла бабушка и мама может каждый день видеть сына. По словам Татьяны Анатольевны, Екатерина не раз была замечена в состоянии алкогольного опьянения, и подвижек к улучшению ее образа жизни до сей поры никаких не наблюдалось. Единственное: сошли синяки – осенью у женщины умер муж, который порой распускал руки.

– У тебя больной ребенок, за которым нужен уход и которого могут у тебя забрать. Сейчас надо думать не только о себе, – укоризненно говорит Кирилл Владимирович.  – Ты вообще в последнее время, скажу я, распустилась. Ведешь себя не так, как должна мать, находящаяся в подобном положении.

Конечно же, женщина в корне не согласна с выводами инспектора.

– Вы просто ко мне придираетесь!  Других не видите! На крыльце даже поговорить ни с кем нельзя, милиция сразу интересуется, а кто, а зачем? Полный контроль!

– Пойдем и к другим, но хотелось бы, чтобы у тебя все было хорошо… Не надо на других смотреть. А насчет контроля повышенного, вести себя надо достойно и прилично.

– Буквально сегодня шла речь о том, что уже готовятся документы на госзащиту ребенка. Малейшая ошибка – и все. У вас все должно быть идеально. А мы видим, что скоро и второй ребенок отправится под опеку бабушки, – говорит Татьяна Анатольевна, глядя на женщину, которая сидит рядом с ребенком. – А где, кстати, старший?

Конечно же, женщина в корне не согласна с выводами инспектора.
– Вы просто ко мне придираетесь!  Других не видите! На крыльце даже поговорить ни с кем нельзя, милиция сразу интересуется, а кто, а зачем? Полный контроль!

[notification_new icon=”” title=”” message=”<p>…Эта семья в социально опасном положении давно. В отношении старшего ребенка Екатерина уже лишена родительских прав, а теперь и младшего у нее могут забрать. Ей повезло, что опеку над старшим приняла бабушка и мама может каждый день видеть сына.</p>” _made_with_builder=”true”][/notification_new]

Все в доме должно быть идеально. Прибери, сложи все вещи, убери мусор, все лишнее. Возьми себя в руки, постарайся, если для тебя действительно это важно.

– Он у меня дома на Крылова, – рассказывает женщина. – Приходит сюда, играет с младшим. Делаем уроки с ним здесь. Дети друг друга очень любят.

Мы прошли по дому. Обещанных чистоты и порядка здесь, к сожалению, не было, что и заметила Татьяна Курлович:

– Все в доме должно быть идеально. Прибери, сложи все вещи, убери мусор, все лишнее. Возьми себя в руки, постарайся, если для тебя действительно это важно.

– Да у меня все обычно чисто, просто ребенок же, сами понимаете…

– Перестань. У тебя он один, да еще и бабушка помогает. Или тебя отвести на экскурсию в многодетную семью, чтобы увидела, как там мама справляется не только с целой оравой детей, но и со всеми домашними делами?

В целом все оказалось не так, как могло бы быть. Дети под присмотром бабушки, мать устроилась на работу сразу после декретного отпуска и пока худо-бедно держит себя в руках. Как будет дальше, неизвестно. Но есть надежда, что Екатерина найдет в себе скрытые резервы и распробует жизнь по-настоящему…

История №2

…Вот и второй дом. И тут все могло бы быть очень плачевно, если бы не бабушка. Ох уж эти бабушки-выходцы из Советского Союза, которые во внуках души не чают, дарят им надежду на будущее, вряд ли возможное с пьющими горе-родителями. В семье маленькая девочка.

– Муж дочери денег в дом не приносит. Сколько работал, в Россию ездил, а денег никогда не привозил, чуть ли не пешком назад приходил… Дочка ходит на уколы, но при этом еще и пьет. Ее бы положить куда, пролечить, – рассказывает бабушка.  – Вы только ребенка у меня пока не отнимайте, очень вас прошу. Девочку надо вылечить, гепатит С у нее благодаря маме… Вот, вожу на уколы, УЗИ делаем. Анализы улучшаются.

Бабушка в семье – последняя опора для ребенка. Дочь и супруг пьют, пока она смотрит за ней и всеми силами поддерживает в семье порядок, прикрывает тылы.

Бабушка в семье – последняя опора для ребенка. Дочь и супруг пьют, пока она смотрит за ней и всеми силами поддерживает в семье порядок, прикрывает тылы.

И мясо, и рыба, и ягоды. И колбаска, и сметана, грибы, сало. Блины делаю, пельмени леплю: я привыкла, чтобы у меня все было, так что обеспечить я внучку в силах

– Приходили ко мне из детсада и школы. Звонят из милиции, поликлиники. Готовятся документы на госзащиту, – объясняет Татьяна Анатольевна бабушке. – Если мама где-то будет замечена… Если муж не будет ходить на работу и будет пить, тем более что привлечения у него были, то заберут девочку. Я знаю, что вы за порядком смотрите, но в таких условиях опекуном стать не сможете. Нельзя, чтобы ребенок проживал с родителями.

– Я им комнату отдельную отвела, они вон что с ней сделали – изгадили всю. Сил уже моих нету с ними жить! А за Кристинкой я смотрю. Она и чистенькая, и сытая.

Женщина проводит нас на кухню, где стоят два больших холодильника.

– И мясо, и рыба, и ягоды. И колбаска, и сметана, грибы, сало. Блины делаю, пельмени леплю: я привыкла, чтобы у меня все было, так что обеспечить я внучку в силах.

Квартира принадлежит бабушке. Крепкая и шустрая, она признается, что с удовольствием взяла бы опеку над детьми, если бы можно было избавиться от «этих нахлебников».

 

– Выгоню их в колхоз! Если надо, выгоню, раз не могут жить по-человечески! И ремонт сделаю во всей квартире. Нельзя внученьке в приют.

– Да, тут все держится на бабушке, – констатирует Кирилл Владимирович. – А те двое только приходят сюда поесть и поспать. Хорошо, хоть бабулю не трогают. Но тяжело ей, дети и двое алкоголиков под одной крышей. Хватило бы ей сил и терпения…

P.S. Это лишь две отдельно взятые истории среди десятков. Две истории, финал в которых еще не дописан. За будущее этих и многих других детей еще можно побороться. И каждый день проходит в такой борьбе. Милиция совместно с комиссией по делам несовершеннолетних делает все возможное, чтобы подобных историй было как можно меньше. И чтобы на детских лицах сверкали улыбки, а не слезы.

– Да, тут все держится на бабушке, – констатирует Кирилл Владимирович. – А те двое только приходят сюда поесть и поспать.

0