Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

И психолог, и писатель. Ко Дню юриста разбираемся в тонкостях профессии

715 0

И психолог, и писатель. Ко Дню юриста разбираемся в тонкостях профессии

3 декабря в Беларуси традиционно отмечается День юриста. Скука, скажете вы: документы, статьи, сухость буквы закона и никакого полета фантазии. Узкая дорожка трактовок, с которой ни туда, ни сюда. А вот и нет! Работа юриста состоит не только и не столько в поисках нужных статей в окружении разнообразных кодексов Республики Беларусь. Знакомьтесь: герой нашего материала Вячеслав Ткачук, адвокат и юрист, который больше 20 лет занимается самыми разнообразными делами людей и, простите за тавтологию, имеет дело с самыми разнообразными людьми. И он совершенно не согласен, что его работу можно назвать «сухой» и безынтересной.

– Вячеслав Иванович, сразу попрошу вас, чтобы наше общение строилось так, будто я впервые вижу слово «юрист»: без специальных терминов и непонятных формулировок.

– Проще простого. Не поверите, но и в общении с клиентами я всегда избегаю канцелярского казенного языка и всегда все объясняю в доступной форме.

– Я думаю, как юрист вы уже догадываетесь, каким будет первый вопрос.

– Почему выбрал такую профессию? Все банально и просто: у меня все в семье так или иначе связаны с юриспруденцией. Поэтому выбора особого не было. Когда тебе отец вместо колыбельных читает текст, в котором из понятного только союзы и местоимения, волей-неволей начнешь интересоваться законами и кодексами. Но если уж быть совсем точным, решение заниматься юриспруденцией окончательно оформилось у меня в 10-м классе школы. Я всегда старался урегулировать любую спорную ситуацию (коих в детстве всегда немало) путем забалтывания своего оппонента, апеллируя при этом к логике противника.

– Ваша вотчина...

– Семейные отношения, трудовое право... Да много чего знаю и умею на самом деле. Занимаюсь уже много лет и, как говорят в народе, собаку съел в определенных кругах. Берусь за любую работу, в которой имеется опыт или его можно приобрести.

– Можно сказать, что вы беспринципны, раз вас интересует прежде всего опыт, а не конечный результат?

– Нет-нет, на первом месте отнюдь не деньги и не новые знания. Я никогда не буду морочить клиенту голову, если вижу, что шанс на успех мизерный. Только если человек не понимает слов «нет» и «мало шансов» и настроен очень решительно.
Еще получая высшее образование, нашел для себя тропинки, в которых был особенно удачлив. Помогал и отец, который подбрасывал интересные дела, направлял меня, учил всему. случилось так, что, получив диплом юриста, я был уже относительно опытным специалис­том, а потому на первой работе – у нотариуса – не просидел и года: уж очень скучно это было для меня, однообразно. Я жаждал, как сегодня говорят, «движа». Брался за каждое дело, которое имело какую-то особенность, необходимость быть креативным и пронырливым, работал с отцом над его делами, смотрел, учился, вникал, впитывал. В итоге могу сказать, что все было не зря.

– Вы много работаете?

– Постоянно. Стоит только притормозить, как все – ты в хвосте. Законодательство не стоит на месте и постоянно совершенствуется, а круг новых сфер знаний в области права практически неограничен. Идея развития и способность к изучению нового – первооснова в нашей профессии.

– Профессия юриста отнюдь не сухая и статичная, как кажется со стороны?

– Точно подмечено. Я то ли юрист, то ли писатель. Необходимы и холодный ум, и сухость, и креатив, особенно, когда пишешь процессуальные документы. Бывают простые юридические споры, а иногда сталкиваешься с запутанной историей, где есть и эмоции, и страсть. Именно в такие моменты нужны вся фантазия, умение писать и формулировать, чтобы наваять такой иск, который выразит обстоятельства во всей полноте. Кроме того, изложить так, чтобы было интересно читать и легко вникнуть. Агата Кристи отдыхает, одним словом.

– Как сходу распознать, хороший перед вами юрист или нет?

– Никак. А вот отсеять тех, кому на вас наплевать, легко. Грамотный юрист всегда узнает все, ознакомится с вашими документами, задаст множество вопросов, уточнит положения закона и только тогда даст ответ. И каким бы ни было дело простым, никогда не пообещает вам верную победу, а только убедит в том, что сделает все возможное. От юрис­тов, у которых «все схвачено и верная победа», лучше сразу уносить ноги.

– Бытует мнение, что люди побаиваются юристов и обращаются к ним только в самых экстренных случаях. Так ли это?

– Да, и это прискорбно, ведь зачас­тую сами клиенты, прежде чем прийти на прием к специалисту, затягивают проблемы до момента, когда уже ничем нельзя помочь и время упущено. Решающим фактором при выборе адвоката всегда были рекомендации коллег, друзей или знакомых. До тех пор, пока мы работали исключительно по рекомендациям и привлекали клиентов при помощи сарафанного радио, к нам всегда приходили люди, уверенные в уровне и качест­ве наших услуг. Но все изменилось, когда мы стали продвигаться через интернет и социальные сети – тогда к нам начали приходить настороженные люди, которым приходилось помогать преодолевать барьер боязни юристов.

– В чем основная проблема всех клиентов?

– Как уже говорил, в том, что они обращаются, когда уже основательно пахнет жареным. На втором месте банальное неумение договариваться там, где это возможно. Неумение учиться на чужих ошибках. Малая финансовая грамотность. Твердая убежденность, что некая моральная справедливость выше прописанных законов.

– Можно ли сказать, что адвокат – своего рода психолог?

– Нужно. Часто адвокат становится доверенным лицом – хранителем личных и семейных секретов. Многие испытывают потребность кому-то выговориться, поделиться проблемами, доверить свои тайны. Поэтому юристы на встречах часто выслушивают не только истории, относящиеся к делу, но и прос­то рассказы о личной жизни своих клиентов. Поддерживая в течение многих лет такой тесный доверительный контакт, они зачастую невольно становятся друзьями. Меня тоже не избежала эта участь: люди звонят через годы, узнают на улице, подходят с проблемами в кафе или ресторанах. Нет, никого не гоню, но стараюсь не перешагивать планку «доб­рый совет/рабочие отношения».

– Поделитесь парой классных историй, опуская имена/пароли/явки. Если этика позволяет, конечно.

– Из оригинального, но частого. Недавно обратился дедушка. Рассказывает, что в конце 1970-х получил квартиру от завода. Жил там, и все было хорошо. Детей вырастил, на пенсию вышел. А в последнее время стал замечать, что «все слышит». Как соседи разговаривают. Как телевизор через стенку работает. Как воду спускают. «Покоя вообще никакого! Никакой тишины нет! Раньше ведь не было такого! Стало быть, шумоизоляция ухудшилась!» Помогите, говорит, жалобу составить, чтобы отремонтировали все, чтобы снова соседей не слышать...

Или второй случай – случай вопиющей безграмотности вкупе с невероятной доверчивостью. На консультацию пришел пожилой мужчина. Внешний вид его ну никак не вязался с темой консультации – драное пальто, шуршащий повидавший жизнь пакетик, заношенные сапоги. Вопрос, который его интересовал, касался инвесторской деятельности, вывода денежных средств с зарубежных счетов и жалоб на один из банков, который не дает ему осуществить этот вывод.

Выслушал я его, и совершенно очевидно стало, что дедуля – типичная жертва мошенников. «Вложил» в какие-то пирамиды деньги, прогорел. Телефон этого горе-«инвестора» пошел гулять по всяким базам. Ему стали звонить мошенники с рассказами о том, что сейчас мы вам все выведем, все вернем за процент. Потом звонили и рассказывали, что деньги уже на специальном счету, нужно, чтобы дед уплатил по таким-то счетам налог и заплатил за услуги. Дед платил.

Потом стали рассказывать, что злобный банк блокирует операции, поскольку на счету не хватает нужной суммы и ее нужно заплатить. Дед платил. Потом банку понадобилась комиссия, так как перевод из-за рубежа. Дед снова заплатил, но вот на подлый банк решил-таки нажаловаться и пришел за советом, как это грамотно сделать, ко мне. Поздно пришел, жаль.

Пытаюсь ему объяснить, что он попал в мошенническую схему, нет никаких денег, его просто «разводят», но ничего не вышло... Пришлось выпытывать телефон ближайшей родни, детей, которые вообще были не в курсе финансовой активности отца. Так спасли остатки сбережений деда-финансиста.

Или вот еще анекдотичная ситуация. Несколько лет назад позвонил клиент:

– Вы трудовыми вопросами занимаетесь?

Все зависит от вопроса, конечно, подумал я. Практика показывает, что многие работодатели плохо знают ТК в принципе. О работниках вообще молчу. Так что прошу описать ситуацию.

– Мы тут с напарником подрезали на работе кабель, сдали его в приемку. Директор накатал заяву, теперь нас посадить хотят... И это был самый интересный «трудовой вопрос» в моей практике. Сарказм, конечно.

– Чаще приходится работать с женщинами или мужчинами?

– Несмотря на приведенные примеры, женщины доверчивее мужчин. Женщины часто не разбираются в документации, а делают то, что сказал муж. Поэтому в юридической практике распространены ситуации, когда за помощью обращается жена, подписавшая по просьбе мужа тот или иной документ. Допустим, выдала, не глядя, согласие на распоряжение имущест­вом или подмахнула брачный контракт.

Часто супруги, которые ведут домашнее хозяйство, доверяют своим избранникам. И за это нередко получают много проблем, о которых до последнего не в курсе.

– Что ж, спасибо за увлекательную беседу. С наступа­ющим вас профессиональным праздником.

– Благодарю, берегите себя.


Translate »