2,52
2.94

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

И Бовды горшки обжигают. Как бобруйский гончар возвел ремесло в ранг искусства

Bobrlife.by 3 867 0

И Бовды горшки обжигают. Как бобруйский гончар возвел ремесло в ранг искусства

С обладателем звания «Народный мастер Беларуси», лауреатом специальной премии Президента РБ в номинации «Народное творчество», известным на Бобруйщине гончаром Юрием Бовдой мы встретились в его мастерской возле «зеленой библиотеки».

Он ненадолго приехал сюда с дачи в Осиповичском районе, где у него тоже есть гончарная мастерская.
Мы знакомы с Юрием не один десяток лет, но, мне кажется, ничто в нем не меняется с годами: все такой же активный, неунывающий, словоохотливый, постоянно чем-нибудь занятый, хотя идет ему уже 65-й год.
Интересуюсь у собеседника, где он бывал в этом году, что делал.
– Год начался с того, что меня наградили Почетной грамотой Совмина, – говорит Юрий Иванович. – Как в ней сказано, «за многолетнюю плодотворную работу и профессионализм, значительный вклад в развитие и популяризацию национальной культуры». Ну а поездил я, как всегда, немало. Был на могилевском форуме аутентичного искусства, на ярмарке ремесел «Веснавы букет» в Минске, на фестивале славянского единства в Ветке, участвовал в Дне города, был в Климовичах на фестивале «Золотая пчелка», на празднике в Александрии, на «Славянском базаре», на бард-рыбалке в Чигиринке, участвовал в Дне авиатора в Бобруйске, ездил на Голубую криницу в Славгородский район, на рыцарский фэст в Мстиславль, на «Свенскую ярмарку» в Брянск. Вообще выезды были почти каждый выходной. Сейчас вот выбираем, то ли поедем на День города в Минск, то ли в Лиду на фестиваль пива. Зарегистрировались на День города в Гомеле на 15 сентября, можно поехать на такой же праздник в Клинцы. Еще предстоит сельскохозяйственный форум в Могилеве. Планируется «Праздник коня» в Сычково, и я уже наделал туда сувениров. 6 октября пройдет фестиваль «Глушанский хуторок», там будут мастер-классы, семинарские занятия для руководителей детских коллективов области…

Начинал «горшколепом» в Титовке
– Мои предки по отцовской линии из донских казаков, по материнской – из сибиряков, – рассказывает Юрий Бовда. – Родителей свела судьба на Черниговщине. Отец Иван Иванович участвовал в финской кампании, был ранен, потерял пальцы на правой руке, и в мирной жизни ему пришлось стать левшой – работал топором левой рукой, рубил дома. Мать Ева Ефимовна с 12 лет нянчила чужих детей в соседней деревне, потом дояркой в колхозе работала. Когда я стал заниматься керамикой, мама говорила: «Если бы знала это, не била бы тебя по рукам в детстве, когда ты в чистой одежде даже в сухую погоду грязь находил…» Потом я случайно попал в цех керамики в Титовке. Хотел сначала в ученики автослесаря пойти с окладом 43 рубля, а потом узнал, что в керамическом цехе ученический оклад – 65 рублей, вот и подался туда, чтобы помочь семье. Возможно, повлияло и то, что в детстве я что-то лепил, рисовал неплохо. Освоил роспись кувшинов, горшков, потом за гончарный круг сел. Зарабатывали мы по 250-300 рублей, а это в 70-е годы были большие деньги. Но труд был нелегкий, за день так вырабатывался, что после смены не мог друзьям руки пожать.
Тогда мы штамповали кувшины, горшки. Глину в цехе нам подавали по транспортеру. Я ее брал, набивал заготовки, садился за круг и целый день крутил. Нас уважительно называли мастерами, а дразнили горшколепами. От меня относили посуду, обмывали, обжигали, глазуровали. Сейчас я все это делаю сам. А тогда ведь было однообразие, мы в роботов превращались, это оскомину набило. Думаю: «Неужели я не могу что-то другое сделать?» Остаюсь после смены и делаю. Потому я и перешел работать в 15-е училище.

Не всегда говорили «пожалуйста»
В 1986 году, когда при Бобруйском районном отделе культуры нужно было открыть мастерскую керамики, Бовда по приглашению друга перешел туда из училища художником-оформителем. Были тогда здесь лишь голые стены. Около полугода Юрий оставался без зарплаты: строил печь, доставал нагревательные элементы. Тогда не производили гончарных станков, и он начал напрягать друзей, чтобы сделать его самим. Взяли промышленную мясорубку, купили на «птичке» электродвигатель, приспособили к нему круг… Затем получал разрешение «Энергонадзора», пожарных – пришлось пройти около 15 инстанций, где не всегда люди говорили «пожалуйста». О вложенных деньгах Юрий не думал, к тому же помогло хобби – играл и пел с братом на свадьбах, был ведущим.


– Я создал «Любительское объединение декоративно-прикладного искусства», что-то типа хозрасчетного кружка, – вспоминает Юрий Иванович. – Позвал из училища хороших резчика, чеканщика, других мастеров – всего десять человек. И работы хватало. Оформляли учреждения культуры и района, и республики: резьба по дереву, чеканка, керамика… Но развалился Союз, начало валиться и все остальное. Клубы перестали быть ведомственными, колхозы передали их отделу культуры. Наша мастерская потеряла свою функцию. Было время, по году не получали зарплату, ребята начали расходиться. Все начали ездить в Польшу, и я возил свои работы. Поеду, продам – куплю одежды, фруктов, напитков, что-то экзотическое… Потом в бюджете нашли деньги на должность художника-оформителя Центра культуры и досуга, так и работаю. Я человек немного инертный, да на одном месте, как говорится, и камень обрастает. Мне дорого обошлось открыть эту мастерскую, и просто жалко было бы ее бросить. Я плачу налоги за ремесленную деятельность, имею право делать работы по прямым договорам, без всяких отчетностей.

Лететь в Венесуэлу уговорили друзья
В 1997 году Юрий Бовда впервые поехал на «Славянский базар» в Витебске, получил гран-при и с тех пор участвует в фестивале ежегодно, всегда привозит дипломы.
– В 2007-м на «Славянском базаре» я был руководителем проекта по обмену опытом, – вспоминает мастер. – У нас были гончарные станки, печи, мастер-класс показывали. Вообще интересно там, можно пообщаться с известными людьми. Приятно было вымазать глиной (по их желанию, конечно) телеведущую Светлану Боровскую, певиц Аниту Цой, Марину Хлебникову. Изделия у меня покупали Надежда Бабкина, Алексей Гоман… В этом году ко мне подходила Илона Броневицкая, да и вообще у торговых рядов бывают почти все, кто выступает на сцене.
В декабре 2008 года Юрий Иванович побывал в Венесуэле. Только он приехал из творческой командировки в Гагаузию, звонят из министерства – надо сделать выставку в Венесуэле. Хорошо, говорит, не впервые. И только дома вечером «въехал», что это за океаном. Ни разу не летал самолетом, страх был, но уговорили родные и друзья.
– Летели сначала до Франкфурта, потом до Каракаса, всего 14 часов, – делился впечатлениями Бовда после возвращения. – Находились там работники культуры 11 дней, Президент наш также был тогда в этой стране. Уровень жизни там примерно такой, какой был у нас после развала Союза, зарплаты низкие. Шикарные дома контрастируют с многочисленными трущобами. Но Венесуэла богата нефтью, и ее жители этим пользуются. Местный собеседник поинтересовался у меня, какая у нас зимой температура. Говорю, что когда в 1974-м из армии пришел, было под 40 мороза, так он за голову схватился. А у вас, спрашиваю, холодно бывает? Да, говорит, в феврале прошлого года было всего 18 тепла, так один человек от переохлаждения умер…

Хто на гліне – той не згіне
Ассортимент изделий у мастера разно­образный: кувшины, горшки, гляки, кружки, цветочницы, напольные вазы, светильники, торшеры, фонтаны, маски, сосуды и другое. Раньше Бовда обращался к вещам большим, дорогостоящим. Сейчас, учитывая покупательскую способность населения, делает много мелких – высотой от 3 сантиметров до полутораметровых. Вообще мелочь можно продать быстро, а вот большие вещи купить не у каждого хватит духу. Если затраты на работу составляют 50 процентов от заявленной цены, это считается даже много. Но и продавать за бесценок – наказывать себя: не за воздух же платят деньги, а за вещь, в которую вложены труд и интеллект.
– А ты не пробовал изменить технологию, делать небьющиеся вещи, ведь глина – материал хрупкий?
– Дело в том, что, если ее изменить, это будет что-то другое. Можно в глину добавлять жидкое и даже битое стекло. Когда я добавлял речной песок, она превращалась в крепкую массу. Но свои свойства такой материал теряет. В тех же кувшинах или горшках не будет пористости, они «дышать» не будут. Раньше применялась только глазуровка изнутри. А теперь у меня есть политые, обварные изделия. Это старинные технологии, которыми я владею в совершенстве. Можно применять молочение, чтобы глина не пропускала влагу. Есть еще дымление или, по-научному, восстановление. Глина состоит из окиси алюминия и окиси железа, поэтому, когда она остывает и нет доступа кислорода, получается черный, даже сизый цвет... Кстати, еда, приготовленная в керамике, имеет совершенно другой вкус. Традиционная народная посуда, которой шесть тысяч лет или больше, не изменилась, оставшись экологически чистой.
Но помните, что фабричные и ручные изделия – абсолютно разные вещи.
Хорошие мастера владеют маленькими нюансами, придающими особый вкус, и не используют при этом вредные вещества.
– Детей, внуков не пытался приобщить к керамике?


– Сначала думал, они продолжат мое дело, но потом понял, что каждый должен найти себя. Когда человек будет ходить на работу как на каторгу, он потерянный. Как это ни банально звучит, на работу человек должен ходить как на праздник, тогда и дело будет спориться. Когда сын Саша учился в 15-м училище на столяра, я предлагал ему еще и своими навыками поделиться. Но он служил в армии водителем, эта профессия ему и понравилась. Дочь Наташа вообще не захотела идти в это училище (мол, из нашего дома на Крылова все в него идут) и закончила два другие училища. К моему делу приобщался старший внук Дима, продавал свои вещи вместе со мной. Но потом он отошел от этого, выбрал профессию, учится в колледже. Сейчас, смотрю, тянется к керамике внучка Илона, ей девять лет. Нравится ей полепить с дедом, потому беру ее с собой на дачу, чтобы дальше от компьютера. А вот мой младший брат Валерий приобщился к гончарству, он руководит любительским объединением декоративно-прикладного искусства «Старый мастер». Перефразировав известную поговорку, можно сказать, что и Бовды горшки обжигают… Как бы там ни было, нужно понимать, что человек, который работает руками, никогда не разбогатеет. А вот кусок хлеба с маслом у него будет. Я люблю приговаривать: «Хто на гліне – той не згіне, а хто круціць – той жыве».
Юрий Иванович придерживается такой мысли: ремесло можно возвести в ранг искусства. И это, несомненно, ему удалось.


Translate »