0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Хобби, которое некому передать. Бобруйчанин с грустью размышляет о будущем коллекционирования

Здание краеведческого музея, небольшая комната, в которой не больше двух десятков человек. Шумно, душно, многословно. На столах – альбомы с монетами, бумажными деньгами, марками и шевронами... Заметив объектив фотоаппарата, многие из коллекционеров неодобрительно шумят: фотографировать не нужно, мало ли, сколько людей с плохими помыслами увидят монету или марку, которая покажется им дорогой...

2 647 1

Хобби, которое некому передать. Бобруйчанин с грустью размышляет о будущем коллекционирования

Меня встречает слегка взволнованный мужчина – Сергей Петруша, начальник службы охраны труда, пожарной и промышленной безопасности ОАО «Красный пищевик». На работе он ответственный и осторожный (ну а как же еще на такой должности) работник, а за пределами завода – общительный любитель статуэток, подстаканников, монет и самоваров, которые в лучшие годы занимали видное место как в квартире Сергея Алексеевича, так и в его жизни....

Коллекционеры – люд пугливый, соглашается Сергей Алексеевич, их лучше фотоаппаратом не пугать. Да вот только не все так радужно в «филателистско-нумизматном обществе»: золотые годы коллекционирования давным-давно остались в прошлом, а им на смену пришли товарно-рыночные отношения, и лишь единицы по-прежнему верны своему хобби сердцем. И сам Сергей Алексеевич признает: с увлечением порой приходится расставаться, а предметы, которые годами собирались по всему миру – продавать. Всему виной – отсутствие перспектив...


– Раньше собирались и 30, и 40 человек. Причем собирались в разных места, – вспоминает мужчина. – А сейчас... Никто вслух, может, и не скажет, но клуб умирающий... Те же филателисты – вообще практически «вымерли» в Бобруйске. К нам ходит пара человек, а так коллекционеров марок и нет, по большому счету. Нумизматика и фалеристика (коллекционирование орденов, медалей, и.т.д. – прим. автора) еще кое-как держатся. Коллекционеры фарфора, предметов быта еще в городе есть. Больше сходу и не вспомнить.
– Вы явно расстроены таким положением вещей. Можете объяснить, почему коллекционерское движение в городе увядает?
– Думаю, что из-за массовой доступности интернета и появления аукционов, соответственно. Все сидят дома, и им совершенно нет нужды эти дома покидать. Среди нас еще остались преданные общему делу люди, которым прежде всего нужно общение. Ради возможности встретиться и обсудить что-то они готовы даже платить взносы. Было бы где собираться... Так и делаем. А несколько по-настоящему сильных коллекционеров приходят очень редко – предпочитают аукционы или ездят в Минск...


– Вы давно приходите сюда по воскресеньям?
– Нет, всего год. Был долгий перерыв. Давным-давно я, еще будучи молодым человеком, приходил сюда очень часто. Помню это мощное движение коллекционеров, которые собирались и в Доме офицеров, и в кинотеатре «Мир»... Солидные люди, которые действительно были настоящими нумизматами, фалеристами, бонистами и филателистами.... Все это было. И все это оказалось утеряно. Сегодня настоящих коллекционеров осталось мало – 5-10% от общего количества, остальные «купи-продай», которые из прекрасного хобби превратили все в бизнес.
– Привычка собирать – она у вас из самого детства?
– Да, конечно. Понятно, что в мое время не было такого количества развлечений, не было компьютеров, телефонов, интернета, потому желание что-то коллекционировать – прекрасное, на самом деле, хобби – было практически у каждого молодого человека. Со временем жажда коллекционирования то утихала, то с новой силой разгоралась. Почему? Дело в том, что я выбрал жизнь военного, и мне приходилось часто переезжать с место на место. В месте, где не было коллекционеров, соответственно, не было и стимула для хобби. Потом приеду в отпуск, и с новой силой разгораюсь. Так и проходили годы.


– 90-е многих коллекционеров заставили серьезно пересмотреть свои предпочтения, а ценные и дорогие вещи даже отдать, чтобы удержаться на плаву...
– Да, это коснулось и меня. Большую часть коллекции мне пришлось распродать: после демобилизации совсем не было денег, да и квартирный вопрос нужно было решать. Это было очень тяжело. Для любого коллекционера расставаться со своими вещами невероятно тяжело, даже если за них неплохо платят. Потом, когда вернулся в Бобруйск и все более-­менее наладилось, опять захотелось чего-то для души. Так потихоньку-полегоньку начал снова заниматься коллекционированием...
– К какой классификации относитесь?
– Определенной темы сегодня нет, занимаюсь бонами – бумажными дензнаками Европы, Беларуси, России. Собираю монеты, но только российские и германские до 1917 года, и (это моя слабость) – подстаканники. Уже штук двести собрал. Есть немного фарфоровых статуэток, но их же в квартире и ставить уже некуда. Супруга даже начала говорить «Хватит уже, завязывай!»


– Она не поддерживает ваше увлечение?
– Нет, напротив. Но и в ущерб семейной жизни нельзя чем-то увлекаться. Одно время собирал утюги. Представьте, как и где их можно разместить в квартире? То-то же. Если бы был частный дом, было бы совсем другое дело. И на дачу не вывезешь, потому что могут украсть. Поэтому от многих вещей пришлось освободиться.
– Ваш дом был похож на один большой музей?
– Не совсем. Есть в нашем городе реальные квартиры-музеи, полностью заставленные имеющими историческую ценность предметами быта. А в Беларуси есть, например, люди, которые целые коттеджи заставляют... бюстами Ленина. Собирают вымпелы с его изображением, его книги и так далее... Вот там настоящие музеи.
– Нумизматика тесно переплетается с историей...
– Совершенно верно. Хотя, конечно, зависит от человека. По себе сужу: если я нашел какую-то старую монету, я обязательно про этот период прочитаю и узнаю все, что можно узнать. Так монета перестанет быть всего лишь куском металла и станет важной и исторически ценной вещью. Те же подстаканники. Очень было интересно почитать, где и кем они создавались. Оказывается, в советские годы после революции около 28 заводов выпускали подстаканники, было около 14 артелей... Кольчугинский завод был одним из лидеров по их выпуску.


– Что в основном собирают у нас в городе?
– У нас тут собирают практически все, что представляет интерес или ценность. Допустим, военную форму. Полные формы офицерские, капитанские 3-го и 2-го рангов, майорские и многие другие... Сколько нужно места для этого и где все это хранить, я даже представить себе не могу. Пуговицы собирают. Не все подряд, конечно, а определенные, например, железнодорожные, авиационные, армейские, морские...
– Как вы увеличиваете свою коллекцию?
– Просто. Вот прихожу сюда, в музей. Посещаю антикварные магазины, интересуюсь на рынке у перекупщиков. Они уже знают, если что-то появляется, зовут посмотреть. Иногда люди что-то отдают. Всегда стараюсь достойную цену предложить, потому что порой человек даже не догадывается, что отдает что-то ценное. Но сейчас этого стало намного меньше – все, видя на чердаке старую штуковину, первым делом лезут в интернет, чтобы узнать ее стоимость. На работе всем, кто часто ездит в командировки, заказываю, чтобы что-нибудь привезли, те же денежные знаки других стран.
– Есть ли у вас монеты, которые представляют ценность не только как предмет коллекции, но и в денежном эквиваленте?
– У каждого такие есть, у меня тоже были – до того как пришлось с ними расстаться. Сейчас ценные монеты приходится «выхаживать»: покупать в клубах Минска, Гомеля... Приходится поездить, чтобы что-то достойное найти. Была монета «Коронация» Александра III, юбилейная... Рядовые рубли Николая II и Александра III. Ну, скажем, рядовой рубль Николая II конца XIX века может стоить 40-70 долларов. А рубль 1915 года может стоит и под 1000 долларов, потому что тираж малый.


– А очень старые монеты у вас есть?
– Есть чешуйки, монеты чуть ли не Римской империи. Но этим занимаются отдельные люди.
– Они, наверное, очень дорогие...
– Я бы так не сказал, потому что очень много сегодня «новоделов». Из-за этого никто не может сказать, действительно ли монета старая, или ее состарили искусственно, царапинок добавили.... Иногда и не отличишь! Взять тот же Георгиевский крест – оригинал и подделку берешь в руки – один к одному!
– Среди собравшихся сегодня совсем нет молодежи...
– Это, на самом деле, очень грустно и обидно. С одной стороны понятно: собирать те же монеты становится с каждым годом все сложнее и все дороже, и самих монет становится все больше. Где тому же школьнику найти 30-40 рублей на обычную, но редкую монету из России, которых с каждым годом все больше? С другой стороны неизвестно, куда пропала детская тяга к собиранию? Почему молодежь не интересуется коллекционированием? Мои две дочки в эту сторону даже не смотрят, и это – главнейшая проблема всех коллекционеров: что дальше? У нас тут есть один мужчина, очень сильный коллекционер бонов. Я бы сказал, что он в тройке-четверке бонистов по Беларуси. Ему уже за 70, и главный вопрос у него – куда это все девать? Никуда... У наследников увлечения нет. И мне кажется, что он начал свою коллекцию понемногу распродавать... Вот и у меня то же самое. Никому это не интересно, и признаюсь, что в последнее время оставляю только дорогие для сердца вещи, а остальное понемногу отдаю... Самоваров было десятка два самых разных, например. Отдал... А что делать? Наследников нет... В моем детстве коллекционирование было одним из главных хобби. Сегодня, наверное, у молодежи есть множество вещей более интересных.
– Что вы думаете о людях с металлоискателями?
– Думаю, что это уголовно наказуемо. Хотя есть в городе и такие. Но надо сказать, они очень хорошо подкованы: знают обо всех захоронениях, кладбищах, местах боевых действий, много куда ездят, причем не бесцельно.

Интернет утверждает, что сегодня в мире в ходу 157 видов валют в 194 государствах. Количество разнообразных бонов и монет сложно даже себе представить: каждый день выходят из обращения или появляются новые деньги, и собрать их все не представляется возможным за одну человеческую жизнь... Количество монет самых различных размеров, форм и назначений вообще сложно даже себе представить...

Самые тяжелые металлические монеты изготавливались в Швеции в XIII веке. Они имели прямоугольную форму, номинал монеты был 10 далеров, по углам монеты стоят оттиски королевской печати. Вес такой монеты составлял 19 килограммов и 710 граммов.

Информация! Монета – одно из имен Юноны, которое означало «советница». Древнеримские мастерские по чеканке денег находились как раз неподалеку от храма богини. Очень скоро их стали так и называть. Кстати, к английскому слову «money», обозначающему любые денежные средства, она имеет прямое отношение

В Древнем Китае, еще до нашей эры, выливали монеты различных форм, не только круглые, как мы привыкли видеть. Так были созданы монетки в виде ножей, колокольчиков, ключей...

Была и миниатюрная монетка, вес которой составлял всего 0,17 грамм. Существовала такая на Руси и приравнивалась всего к 1/4 копейки.

Самая маленькая монета в истории

Если представить миллион долларов не цифрами на банковском счету, а в конкретном выражении – одноцентовыми монетами – его вес составит примерно 246 тонн.

Деньги из самого необычного материала. В начале ХIХ века российско-американская компания на Аляске выпустила кожаные деньги. Выпуск в количестве 10 тысяч единиц на сумму 42 тысячи рублей был отпечатан на тюленьей коже и находился в обращении до 1826 года. Сейчас одна кожаная монета из тех выпусков стоит столько же, сколько такое же по весу количество золота.

Эта немецкая купюра в 20 миллиардов марок может называться купюрой одного из самых больших номиналов в мире. В 1923 году после войны и революции в Германии банкноты обесценились. Банковские клерки просто теряли рассудок от огромного количества нулей. Деньги пачками отдавали детям для игр или использовали в обклеивании стен.

Картинки по запросу 20 миллиардов марок

0