0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Где-то далеко, в памяти моей… Все меньше бобруйчан знают что-нибудь о В.И. Ленине

2 613 0

Где-то далеко, в памяти моей… Все меньше бобруйчан знают что-нибудь о В.И. Ленине

Основоположник революционного учения и участник субботника в московском Кремле, создатель Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) и оратор на броневике, один из организаторов и руководителей Октябрьской революции 1917 года в России и ее «зеркало» по выражению Льва Толстого, создатель первого в мировой истории социалистического государства СССР и «самый человечный человек» по мнению Владимира Маяковского – все это он, Владимир Ильич Ленин. Хотя суждения различных исследователей его деятельности весьма неоднозначны, но одно несомненно – роль В.И. Ленина в истории огромна. Настолько, что его след остался в биографии и нашего города на Березине.

Фэнтази а-ля Лениниана

Вынужден привести цитаты по теме «Ленин и Бобруйск» из монографии нашего земляка Льва Гунина, так как никто более из знатоков прошлого столько места в своих сочинениях ей не уделил. Однако должен предупредить, что, как и все творчество автора, эти исторические изыскания в значительной степени основаны на фантазиях, подтвердить которые гораздо сложнее, чем опровергнуть. Итак.

«Ленин был связан с Бобруйском многочисленными связями (через Е.А. Гурвич, Г.Л. Шкловского, Артема, Макса Литвинова, Ивана Майского (Яна Ляховецкого), Леонида Красина, Залкинд-­Землячку, Яниса Жаклиса, Зеликман-­Бобровскую, Калинина, и т.д., не говоря уже о Бунде как таковом)…»

«…Когда в 1912 году Владимир Александрович фон Поссе собрался ехать с лекциями в Бобруйск, об этом узнает Ленин (В.И. Ульянов). Владимир Ильич тут же переправляет Поссе свое письмо и, как ни в чем не бывало, словно между ними не было никаких разногласий, «сердечно» просит его выполнить в Бобруйске «пару-тройку» своих поручений. Пунктов набралось 13, но не все они известны. Одна из странных просьб Ленина: разведать почву возможности выступления в Бобруйске (в ближайшие 2-3 года) Соколова, Гучкова, Милюкова, Мартова, Керенского…»

«…Гирсл Лейбович Шкловской, Артем (Федор Алексеевич Сергеев), В.А. фон Поссе, Макс Литвинов (Меир-Хенех Моисеевич Филькенштейн-Баллах или Валлах; он же Макс Волланд), И.М. Майский (Ляховецкий), С.М. Димаштейн, Леонид Красин (Гольденгельт), М.К. Владимиров, М.И. Калинин (и другие) присылались Лениным (В.И. Ульяновым) в Бобруйск».

«…Находясь во время своих приездов в Россию на нелегальном положении, М. Литвинов в конце августа 1904 года – по заданию Центрального комитета и лично В.И. Ленина – появился в Бобруйске. Он встретился с местными активистами партии, интересовался общей направленностью их деятельности, рассказал им о положении дел в партии и проинструктировал о дальнейших действиях, которые они обязаны под руководством партии предпринять.

12 сентября 1904 года он сообщил В.И. Ленину: «Бобруйская группа, которую я озна­комил на днях с положением дел в партии, весьма сочувственно относится к нашим лозунгам и будет нас поддерживать (обращаю на это Ваше внимание потому, что эта группа может оказывать большие услуги по технической части)». Что же могла означать эта фраза «оказывать большие услуги по технической части»?

В своем письме Ленину от 29 сентября 1904 года Литвинов пишет, что бобруйская группа всецело поддержит руководство в вопросе созыва III съезда партии. Причем, если он отзывается с неуверенностью о поддержке руководства другими группами Северо-Западного края, то в поддержке единственной полностью лояльной группы – бобруйской – он не сомневается совершенно».

Главный памятник стал ближе

А сейчас о том, что оказалось проще свергнуть, чем сохранить. Речь пойдет о памятниках В.И. Ленину в нашем городе. Каких-нибудь тридцать лет назад скульптурное изображение вождя можно было отыскать в любом советском райцентре, не говоря о столицах союзных республик. Не страдал от дефицита монументов, бюстов, барельефов и прочих изваяний большевистского лидера и Бобруйск. Главной среди них всегда считалась статуя Владимира Ильича на главной площади, носящей его имя.

Появился памятник за год до отмечавшегося широчайшим образом 100-летия со дня рождения вождя пролетарской революции благодаря усилиям городских властей того времени и творческой их реализации скульптором П. Белоусовым и архитектором М. Мызниковым. На 8-­метровом постаменте из лабрадорита 6-метровый бронзовый Владимир Ильич взметнулся над еще приводившейся в порядок площадью. И хотя искусствоведы поставили монументальную пластику, выразительность силуэта и удачно найденный масштаб памятника в ряд лучших произведений подобного рода на Могилевщине, продержался на этой высоте он около трех с половиной десятков лет и был ниспровергнут. Нет, не совсем, а на те самые 8 метров, лишившие фигуру постамента. Злые языки поговаривали, что опустили Ильича ввиду отсутствия необходимости видеть многотысячные демонстрации, проходившие прежде у его подножия.

Хуже пришлось многочисленным Ильичам, сработанным менее художественно, а главное, не в таких долговечных материалах. Более двух десятков, в основном бетонных, фигур и поясных портретов вождя насчитывалось у бобруйских заводов и фабрик, техникумов и школ, больниц и детских садов к началу 1990-х. Не все, к сожалению, выдержали испытание на физическую прочность, а больше на толерантность новоявленных «революционеров» и снисходительность новых поколений. Жертвами борьбы роковой пали такие прежде заметные изваяния, как у здания администрации Ленинского района, у прежнего гарнизонного Дома офицеров, у входа в парк культуры и отдыха и другие, попавшие в свое время на страницы газет и журналов, на обложки путеводителей и фотоальбомов.

Между тем не все они подлежали бездумному сносу по причине износа – большинство, как представляется, стало жертвами тотального уничтожения все-таки по не таким ясным тогда еще идеологическим соображениям. Простояв десятки лет и имея за собой определенную историю, они требовали, конечно, не разрушения и забвения, а внимания и уважения – хотя бы в виде применения ведра с раствором и банки краски, а лучше более современных материалов. И тогда бы ­бабушки-дедушки, мамы и папы могли и сегодня проводить наглядные уроки истории и воспитания прямо у монументов. Рассказали бы и о том, как в Великую Оте­чественную войну спрятали от немецких оккупантов, закопав в землю, памятник Ленину, а после освобождения установили его на территории нашего санатория.

Сегодня, в лучшем случае, кто-то расскажет о «дедушке Ленине» на площади, кто-то заведет внука в импровизированный музей «к девушке с веслом» на предприятии теплоэнергетики, а кто-то добросовестно будет читать несколько ильфо-петровских строк о Бобруйске у фигуры не имевшего отношения к нашему городу Шуры Балаганова под «Красной вежей» в бывшей водонапорной башне. Вот такая монументальная пропаганда в отношении истории нашей великой страны и ее основателя и лидера.

Но Ленин-то жил!

Часто листаю старые газеты, журналы, книги. Вчитываюсь, вдумываюсь, сравниваю. Прихожу к выводу, что на разных этапах истории интерес к личности В.И. Ленина то возрастал, то пропадал. Если в 1912 году за опубликованную в газете «Бобруйские отклики» статью самого известного революционера «Памяти Герцена» редактора Эрдели оштрафовали на 500 рублей, а издание закрыли, то после смерти вождя пролетариата начался просто бум воспевания его гения. В 1925-м белорусский прозаик Илари Барашка в журнале «Малады араты» писал: «Ленин оставил нам в числе завоеваний Октября Ленинскую партию, Ленинский комсомол, которые стоят на страже защиты трудящихся. Ленин оставил после себя учение, имя которому Ленинизм». А наш известный поэт Владимир Дубовка тоже прозой высказался о Владимире Ильиче как о «наилучшем мечтателе и величайшем реалисте».

Хорошо известные и в нашем городе мастера поэтического слова всесторонне показывали значение и роль Ленина в истории. Юрка Левонный, печатавшийся в бобруйском «Камунісце», призывал: «Хай гучыць у будаўнічых кліках неўміручы ленінскі запал!» Другой «лесокомбинатовский» творец стихотворных строчек Сергей Граховский утверждал: «Павінен стаць быў Леніным Ульянаў, каб уваб­раць любоў і спеў народа…» Даже октябрята «базы «Красный пищевик» из Бобруйска в 1932 году отправили в детский журнал «Іскры Ільіча» письмо, в котором были такие строки: «…На октяб­рятских сборах нам рассказывали про то, как учился тов. Ленин. Мы все дали обещание учиться так, как учился Ленин, чтобы стать настоящими ленинцами».

Если верить в теорию исторической синусоиды или спирали развития, то за падением интереса к личности Ленина и его идеям должен проявиться всплеск волны осмысления и переосмысления того и другого. Что, собственно, и предсказывали многие писатели. Например, Нил Гилевич: «Надзейнаю зменай мы станем у строй пад ленінскі сцяг наш барвовы». Или Алесь Дудар: «Вечна будзе рычагом паўстання імя – Ленін». И конечно, Пимен Панченко: «Я знаю, будзе ўсюды шчасце, калі праклён спрадвечны свой народы скінуць, каб прыпасці да праўды Леніна святой». Нельзя не прислушаться и к авторитетному мнению известного советского поэта Евгения Евтушенко: «Три гениальных человека заново родили Россию и не раз еще родят ее: Пушкин, Толстой и Ленин».

…Как бы там ни было, но памятники человеку, преобразовавшему мир, хоть и не так густо как прежде, но еще стоят. А завтра исполняется 151-я годовщина со дня его рождения.

Александр Казак.

+2