Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

А ЖЭУ тогда не было… Размышления от чтения законов Российской империи

66 0

А ЖЭУ тогда не было… Размышления от чтения законов Российской империи

Недавно в соседнем дворе снесли старый двухэтажный сарай. Ушла примета того времени, когда бобруйчане держали в нем дрова или торфяные брикеты, чтобы топить плиты в построенных в начале 1950-х домах, складывали ставшие ненужными в квартирах вещи или копошились в тех сараюшках – своеобразных мастерских домашних умельцев. А мне представилось, что на часах времени пропал еще один символ, ушедший в вечность навсегда. Захотелось, включив обратный отсчет, посмотреть, чего мы лишились в нашей обыденной жизни безвозвратно, а что можно было бы и вернуть, приспособить к нашему времени, возродить как добрую традицию.

А у нас во дворе…

В кондуите середины ХІХ века прочел: «Полиция обязана наблюдать, чтобы мостки пред домами были в исправ­ности». Как театр начинается с вешалки, так дом начинается с улицы. Справедливо законотворцы прошлого заботились о подходах к жилищам. И даже обязанность наблюдения за исправностью ворот, заборов, калиток и ставень 180 лет назад в империи была возложена на полицию. «Дворы обывательские очищать от хлама. Дворы не загромождать. Не складывать на них масла, дегтю и прочего. Дворы обывательские очищаются от грязи под непосредственным наблюдением и ответственностию полиции». Законодатели и это делегировали правоохранителям, хотя работы хватало и непосредственным исполнителям и блюстителям порядка во дворах. Вряд ли нынешние бобруйские работники по комплексной уборке позавидуют предшественникам из позапрошлого века.

В обязанности дворников тогда, например, входило ночное дежурство, когда они должны были находиться всю ночь на тротуарах своих участков и «оберегать дома оных». Они также обязывались «быть в полном послушании городовых, хожалых и дозоров, которым по приходе должны откликиваться». Дворникам вменялось останавливать людей «подозрительных, намеревающихся учинить кражу или грабеж». Более того, с дежурного дворника строго взыскивалось, если на участке его случался взлом дверей или кража через окно, если воры не были пойманы. А что бы сказали сегодня работники метлы и граблей на указание почти 200-летней давности: «Дворники обязаны представлять в полицию людей, скупающих по домам бутылки, штофы, старое платье и проч.»?

Неуклонный прогресс освободил, конечно, тружеников дворов от отдельных архаичных обязанностей, которые были прописаны ранее. Но вот один постулат следовало бы вернуть к жизни обязательно: «Дворники должны мести улицы по утрам и вечерам, отнюдь не в полдень». Так же пристально, как современные наши ЖЭУ и «Бобруйскжилкомхоз», следили прежде за чистотой городских улиц. Причем, по свидетельству архивных документов, за улицы в основном «ответствовали обыватели». Городское начальство назначало каждому хозяину двора, дома, строения или огорода тот участок, который находился напротив них: по длине – вдоль улицы, а в ширину – до середины ее.

По одежке встречают

Еще строже были правила для наших горожан в связи с военным значением Бобруйской крепости: «На форштадтах за эспланадами строения располагать под анфиладу крепостных верков и производить одно только деревянное и не на каменных фундаментах; а вокруг домов и огородов никаких рвов не делать и погребов не иметь». На территории цитадели запрещено было «заводить торговые лавки, а места для оных велено отводить на форштадтах». Воспрещалось также евреям строить внутри крепости как жилые, так и нежилые здания.

Вполне конкретные указания су­ществовали касательно внешнего облика нашего города: «Красить домы дозволяется следующими цветами: белым, палевым, бледно-желтым, желто-серым, светло-серым, диким, бледно-розовым, и сибиркою с большею примесью белой краски. Не возбраняется расписывать фасады домов и разноцветными красками с тем, чтобы жители, которые пожелают сделать таковую живопись, означали ее на самых фасадах, к утверждению представляемых». И как тогда было заведено во многих других случаях, обязанность наблюдать за процессом опять возлагалась на полицию – «чтобы окраска домов, штукатурка и вообще наружное их исправление были оканчи­ваемы к осени».

А чтобы в оттепель и по весне не поехало где-нибудь с крыш, очищать от снега их предписывалось до девяти часов утра. И вообще, правил для кровель существовало немало. Их, например, в противопожарных целях дозволялось покрывать… полированным войлоком. А описание способа покрытия крыш соломою распространялось в специальных инструкциях. Другие памятки также не давали забыть: на крутых деревянных крышах должны быть перекидные лестницы; трубы дождевые должны идти с крыш вертикально до тротуаров, «не доходя до поверхности оных расстоянием около четырех вершков».

 

Продолжали действовать требования различных узаконений и уложений относительно окон, которых на фасадах бобруйских домов могло быть три, пять, семь или девять, что определено было еще в середине 1820-х. И диктовались они не только заботой об эстетических впечатлениях бывавших в нашем городе августейших особ, но и необходимостью безопасности для простых смертных. А посему запрещались «выставление за окна без надлежащей осторожности клеток, горшков с цветами и т.п. вещей», «выкидывание или выливание чего-либо из окон, выходящих на места, открытые для проходящих». Актуален был призыв: «На окнах и на балконах ковров и платья на улицы не вывешивать».

Пройдусь по…

Конечно, до устройства каменных или асфальтовых тротуаров Бобруйск в середине ХІХ столетия еще не дошел. Тем не менее, отгороженная столбиками проезжая часть на центральных улицах города указывала на их присутствие, пусть и с песчаным или гравийным покрытием. Были и соответствующие указания по их содержанию: «Тротуары каждодневно должны быть очищаемы и усыпаемы желтым песком, как можно гуще, по два раза, т.е. поутру к 9 часам и в полдень к 12 часам». При этом квартальные надзиратели обязаны были иметь сведения о месте жительства подрядчиков, обязанных очищать тротуары около зданий и «мест, городу принадлежащих»; о числе и именах рабочих, поставленных подрядчиками для очистки тротуаров. «Если будет замечено, что тротуары не очищены от снега, не обметены от нечистоты или не усыпаны песком, то тотчас вызывать подрядчиков и объявлять им нужное приказание с подписками, а в случае неисполнения оных неотложно сообщать о неисправности подрядчика Городской думе, требуя, чрез нарочно командированного офицера, члена ее или гласного, для осмотра неисправности на месте, и о распоряжении таковом всякий раз доносить обер-полициймейстеру», – предупреждало соответствующее уложение.

И хоть зима еще за далекими горами, упомянем еще об одной обязанности предшественников наших коммунальщиков, поскольку снежные сюрпризы придут как всегда неожиданно. В середине позапрошлого столетия снег со дворов свозить на улицы воспрещалось. Только сбрасываемый с крыш в малом количестве можно было разравнивать по ширине улицы, а в большом количестве, «особенно, если оный со льдом», предписывалось вывозить на показанные места. Дворники обязывались в 10 часов вечера выходить на улицы «для срубки льда и раскидки с бугров снега». При этом контролировалось, чтобы лед кололся на улицах топорами, а не ломами. Наш технический прогресс не сильно повлиял на смену инструмента в этом процессе, о чем свидетельствуют следы на тротуарной плитке не только в Бобруйске.

И еще кое-что на заметку

Законопослушность наших предков сделала некоторые устои общежития традиционными. Например, и в середине ХІХ века не разрешалось размещение питейных домов, шинков и прочих заведений, где «распивочно и на вынос», вблизи христианских храмов, монастырей и кладбищ – и сегодня, с коррективами в сторону учреждений образования, это правило действует. Правда, не распространялось оно на постоялые дворы – по современной аналогии, на гостиницы. «Не дозволяется открытие питейных заведений по городским улицам, пересекаемым железными дорогами ближе тридцати сажен от углов, выходящих на линию дорог», – гласил еще один параграф, в наши дни почивший в бозе ввиду значительного повышения уровня безопасности дорожного движения.

А вот другая проблема – сосуществования с безнадзорными животными – никак не теряет остроты. Причем решается она порой не в пользу человека. В прежние же века черным по белому было записано: «Если кто, обороняясь от напавшей на него чужой собаки, убьет ее, тот не обязан за сие никаким вознаграждением ее хозяину; если же кто убьет нарочно, без всякой причины, чужую собаку, то обязан заплатить цену оной хозяину ее».

Нельзя не признать актуальным для наших дней в связи с пандемией и требования почти двухсотлетней давности, когда хозяин дома или управляющий, смотритель или содержатель постоялого двора или другого заведения для приезжих, узнав о появившейся в том доме или заведении «горячке с пятнами или другой прилипчивой болезни», обязаны были сообщать  о том местному полицейскому начальству. Более того, дома, где были больные и умершие «от заразительных болезней», оставлялись на 8 дней с открытыми окнами, дверьми и печными трубами, а потом, «прежде помещения в оные здоровых людей», полы, лавки, столы и деревянные стены в них вымывались щелоком и все окуривалось по наставлению врача.

Александр Казак.
Иллюстрации из открытых
источников Интернета.


© 2014-2021 Bobrlife Настоящий ресурс может содержать материалы 18+. Перепечатка материалов bobrlife.by возможна только с письменного разрешения редакции!
Translate »