0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Александр УДОДОВ, журналист
Александр УДОДОВ, журналист

В своем доме чужие?

449

Как гласит Википедия, вандал – это тот, кто намеренно или вследствие невежества разрушает собственность, принадлежащую другому лицу или обществу. Имя вандалов-варваров, учинивших двухнедельный разгром Рима в 455 году, давно стало нарицательным.

Но почему вандалы раз за разом напоминают о себе в наше время? Не придет же нормальному человеку в голову всерьез предположить, что это потомки племен вандалов эпохи Великого переселения народов? Конечно, нет. Но кое-что от тех вандалов они все же унаследовали. В первую очередь скудоумие и невежество. Они из тех, кто делает гадости с удовольствием, а потом еще и гордится этим.
Примеров вандализма и в нашем культурном городе немало. Например, несколько лет назад на въезде в Бобруйск со стороны Киселевичей щит с социальной рекламой о любви к городу вандалы разрисовали черными каракулями, и билборд пришлось демонтировать. Почти сразу после открытия стадиона имени Прокопенко на Интернациональной здесь появились «автографы» из аэрозольной краски и выломанные таблички. Молодежный парк тоже не был обойден невежами: размалевывали колонны, вырывали буквы с таблички. Отдельный разговор о кладбищах, где вандалы рушат на землю и разбивают памятники, оскверняют надгробия. Помнится, летом 2012 года на Минском за одну ночь они разбили 11 памятников, повалили кресты, изуродовали цветники. Не раз фиксировались случаи вандализма и на еврейском кладбище. А лифты в домах? Их кабины разрисованы-исписаны. Однажды случилась серия краж меди из машинных отделений, из-за чего было остановлено 59 лифтов. Чем, как не скудоумием и невежеством, это назвать, ведь сотни людей были лишены тогда удобств. Разбитые фонари, измалеванные световые опоры и остановки… По-прежнему чешутся у кого-то руки, хотя некоторые все-таки попадаются и несут наказание.
Вандализмом, иначе не скажешь, «заразились» и некоторые политики. В СМИ не раз рассказывалось, как в соседней Польше «воюют» с памятниками воинам Красной Армии, погибшим за ее освобождение. А ведь за право поляков жить на земле, а не лежать в ней удобрением во время Висло-Одерской операции в 1945 году погибли более 43 тысяч наших солдат и офицеров. На Украине тоже «воюют» с памятниками. Начавшийся после государственного переворота «ленинопад» не ограничился разрушением памятников Ленину. Попутно уничтожению подверглись памятники Михаилу Кутузову, погибшим за освобождение УССР во время войны воинам Красной Армии и партизанам. Градоначальник Вильнюса, действуя по принципу «хорошими делами прославиться нельзя», тоже принялся бороться с памятниками советской эпохи. До этого со скульптурами «воевали» в Латвии и Эстонии. Все это не делает чести ни политикам, ни равнодушным обывателям. «Война с памятниками» – явный симптом деградации, падения нравов и уровня культуры. А вот в Италии экскурсовод расскажет туристам о роли Бенито Муссолини в национальной истории около памятника диктатору. На постсоветском же пространстве все иначе. «Старорежимные» памятники уничтожаются, устанавливаются новые, затем режим меняется – и все начинается заново.
Но хочу сказать не только об этом. А еще о нас, любимых, которым иногда все равно, что творится рядом с нами. Идеология ничегонеделания крепко сидит у нас в головах. Мы скептически относимся к любой инициативе, особенно идущей сверху. Казалось бы, кому станет хуже от того, что в городе идут посадки деревьев? Но поверьте, найдется интернет-комментатор, который заявит: зачем нам все это? Эти деревья в мае еще голые, без листьев, а в ноябре уже голые. Так зачем их сажать? Не лучше ли эти деньги направить на… Рассуждать о деньгах, особенно не о своих, – вообще любимая песня. Конкурс ледовых скульптур? И здесь песня диванных экспертов будет такая же: зачем, все равно разобьют. Следуя такой логике, нам не нужны детские площадки – все равно кто-нибудь разрушит, пришкольные стадионы – все равно испортят искусственный газон, да и фонтан – потому что найдется какой-нибудь дурак и выльет в него помои…
Помню, осенью 1982 года, заселившись в новый дом, мы с соседом накопали в лесу молодых деревцов и высадили их под окнами, рядом с «казенной» липовой посадкой. Выросли красавицы-березы, а дуб сравнялся за эти годы с крышей пятиэтажки. Но приехав однажды с работы, мы не обнаружили несколько берез – их безжалостно спилили. В ЖЭУ объяснили: мол, жаловался дедушка-сосед, что ему темновато в квартире. А то, что эти деревья защищали от палящего солнца десятки окон других квартир, как бы ничего не значит. Нет, не ценим мы труд других, не думаем о том, что, может быть, это наши соседи строят детские и спортивные площадки, сажают деревья. Они просто хотят, чтобы мы жили лучше. Так неужели мы этого не хотим? Почему мы относимся к родному городу, как временщики, почему нас хватает только на советы, а не на конкретные дела?
Вот такие ничегонеделание, безразличие прямо или косвенно и приводят к мерзкому явлению – вандализму.
А потом напишут: «Неизвестные вандалы разбили, разрушили, сломали деревцо, вылили в фонтан моющее средство…» А ведь известны эти неизвестные. Это мы, безразличные, те, которые чужие у себя дома.