0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Александр Удодов, журналист

Шоу «Евровидение»: грязно у вас, братцы

256

11 января в Белтелерадиокомпании пройдет открытое прослушивание участников национального отборочного тура международного конкурса песни «Евровидение-2018».

Поступило уже более 30 заявок, среди которых конкурсанты, неоднократно принимавшие участие в национальных отборах: Жанет, ALEN HIT, KATTIE, группа PROVOCATION, Александра Ткач. Финал отбора пройдет не позднее 1 марта в формате телевизионного концерта. Участник финала, набравший наибольшее количество баллов по результатам голосования профессионального жюри и зрителей, объявляется победителем проекта и становится официальным представителем Беларуси на международном конкурсе песни «Евровидение-2018» в Лиссабоне (Португалия).
Среди профессионалов и в зрительских кругах уже давно спорят по поводу того, а стоит ли вообще представителям Беларуси, как и России, участвовать в этом конкурсе. И основания для таких споров достаточно веские, стоит лишь заглянуть в недавнюю историю.
Например, Беларусь участвует в «Евровидении» с 2004 года. За эти 14 лет в финал конкурса белорусские исполнители выходили пять раз. Дмитрий Колдун в 2007 году занял шестое место, группа «3+2» в 2010-м – 24-е, Алена Ланская в 2013-м и Тео в 2014-м – 16-е, NaviBand в 2017-м – 17-е. Многие считают участие в «Евровидении» счастливым билетиком в беззаботный мир солидных контрактов и миллионных просмотров на ютуб. Но так ли это? Если изучить, чего достигли представители Беларуси на «Евровидении» после участия в конкурсе, для большинства это суперпопулярное шоу не стало трамплином или новым поворотом в карьере.
А вот наша соседка Россия дебютировала на конкурсе еще раньше – в 1994 году. Победа с той поры одна – Дима Билан в 2008 году. И с той же поры ожесточенные споры: участвовать – не участвовать. После победы или призового места – слепое восхваление организаторов, после провала – уничижительная критика.
Деревенька под Брюсселем Ватерлоо стала известна после 18 июня 1815 года.
Близ нее свое последнее роковое поражение потерпел Наполеон. Но Ватерлоо – символ поражения для французов. Англичане и пруссаки, воевавшие под командованием Веллингтона и Блюхера, считают Ватерлоо символом победы. А еще «Ватерлоо» – песня шведской группы «АББА», с которой в 1974 году квартет победил на песенном конкурсе «Евровидение». Можно было бы сказать, что эта победа стала началом их блистательной музыкальной карьеры. Но, по-моему, это не так. Очевидно, что и «АББА», и Селин Дион получили мировую известность, вовсе не потому что выиграли «Евровидение». Ведь кроме них, остальные победители широко известны лишь в узких кругах.
Оставим ненужные споры. Конкурс уже давно не музыкальный и не только политический. Кажется, все началось в 2007 году. Тогда один из российских журналистов написал: «Первое место заняла женщина, похожая на мужчину (Мария Шерифович), второе – мужчина, похожий на женщину (Верка Сердючка) и лишь третьими оказались настоящие женщины (группа «Серебро»)». Дальше – больше. В 2014 году «Евровидение» выиграло оно – Кончита Вурст. И сегодня шансов на победу гораздо больше у однополой супружеской пары, чем у молодого и по-настоящему талантливого певца (или певицы). Вот здесь во весь рост и встает вопрос: участвовать России, как и Беларуси, в этом, так сказать, «песенном» конкурсе или не участвовать? Не бойкотировать, а именно отказаться от участия. Ведь голосовать будут за фриков, ну и, как водится, по-соседски: норвежцы за шведов, эстонцы за финнов, латыши за литовцев и далее по списку. Собственно, и Россия делала так же – 12 баллов Беларуси, а 10 – Армении. А от них представители России получали свои высшие баллы.
Так, может, давайте откажемся, пока не вляпались. Полностью согласен с Иосифом Кобзоном: стыдно и позорно. Мы что, российскую или белорусскую эстраду продвигаем? Тогда почему уже несколько лет подряд заказываем песни для конкурсантов в Швеции или другой зарубежной стране? Почему представители России с 1994 года всего пять раз пели на русском языке, а участники от Беларуси один раз – в 2017-м – на белорусском? Если кому-то из функционеров нужна победа на «Евровидении» любой ценой, пусть почитают регламент конкурса. Там написано, что страну может представлять любой артист, даже не имеющий гражданства этой страны. Тогда давайте отправим на конкурс сэра Элтона Джона. У него и с сексуальной ориентацией по европейским меркам все в порядке. Споет пусть на украинском языке и принесет функционерам вожделенную победу. А еще лучше просто сказать: мы в этом не участвуем, грязно все у вас, братцы.