0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Михаил Кулешов, журналист

Как мы вообще выжили?

80

Да, у меня пока нет детей. Я начинаю писать этот текст и уже буквально слышу в голове не имеющие никакого смысла фразы типа «Своих заведешь, поймешь», «Вот будут свои, и не так запоешь». Но иногда невозможно смотреть и молчать! Крайности порою так бросаются в глаза, что хочется подойти и спросить: «Уважаемая маменька, а вы сами-то были маленькая?» Иначе как понять, что сегодня все эти будущие взрослые сидят в четырех стенах, уткнувшись в айфоны, айпады и макбуки, потому что «на улице опасно, там болезни, сырость, холод, собаки, плохие люди, машины, ветер, пусть лучше дома сидит». И я задаю (прежде всего себе) вопрос: как мы вообще выжили?

Правда, как? Всякие лекарства не имели этих новомодных защит, никакие двери и шкафы не запирались, нам разрешали носиться везде и всюду, выполняя лишь несколько непреложных правил: чтобы был дома во столько-то, чтобы сделал уроки и чтобы не намочил ноги (ага, щас).

Мы же, как дикари, пили воду прямо из колонки, друг за другом, не думая ни о какой санитарии.

Жвачки, было дело, дожевывали даже (сейчас где-то мама дошкольника упала в обморок, и я, кажется, даже слышу звук).

Мы катались на велосипеде под рамой, врезаясь в столбы и заборы, прыгали друг за другом с ветки на ветку на деревьях на трехметровой высоте. С утра до вечера нас не было дома, но не было и мобильных телефонов, а потому никто и не знал, где мы и как. А если нужно было, нас с помощью друзей по цепочке находили за полчаса. Порою мы отходили так далеко, что домой добираться практически не оставалось сил. Зато дома уплетали за обе щеки все, что бы ни дала на ужин мама. Мы резали ноги и руки, выбивали зубы, ломали кости (господи, да без шрама ни один пацан всерьез не воспринимался), дрались, ставили друг другу синяки, но никто и никогда не подавал друг на друга в суд. Родители лишь вскользь интересовались, откуда «новинка» на теле отпрыска, да примазывали ссадины зеленкой и йодом (иногда по шее давали, если не прав).

Мы ели и пили что хотели, съедали по 10 пачек мороженого, выпивали литры газировки, у нас не было приставок и компьютеров, спутникового телевидения: смотреть мультфильмы мы чуть ли не вдесятером неслись в первый попавшийся дом, и нам всегда были рады.

Ой! Хоть бы слезы не начали собираться… Пускали мы спички по весенним ручьям, плавили пластмассу ради огненных «парашутиков», которые, падая с высоты, издавали крутой звук «вжжж, вжжж». Сколько таких парашутиков прожгло наши кофты, штаны, ноги и руки – не сосчитать!

Мы, недозрелые и глупые подростки, в 13 лет сами, без охраны, одни в этом опасном и жестоком мире, в 2 ночи вставали, садились на велосипеды и ехали на рыбалку за десятки километров от дома. Играли в игры с палками и консервными банками, с утра до ночи «резались» в футбол сотню раз перешитым и заклеенным мячом на ухабистом, кривом поле. Прыгали через огромный костер, в котором лежали вот-вот готовые выстрелить пустые банки из-под разных лаков для волос. Кому-то не везло, и он считался проигравшим, получая, помимо смеха и оваций, огромный синяк на ползадницы. Но смех же важнее!

А еще мы ловили змей руками. Каждый маленький ребенок знал, что два желтых пятнышка – в руки брать можно, а если «голова клином» – нет. Мы купались в одиночестве, на спор ныряли на время, устраивали заплывы «кто быстрее», лазили по стройкам и «заброшкам», стреляли друг в друга из сомнительного качества шприцев (20-кубовые практически гарантировали победу, кстати). Это форменный ужас: брали гайки и болты и делали пугачи, которые заряжали спичечной серой, и устраивали «бах» об асфальт. Стреляли друг в друга из самодельных луков, на целый день уходили в лес в грибы (иногда приходилось даже потеряться, но вместо страха была жажда приключений).

Мы строили шалаши и землянки, ели печеную в золе картошку и, простите, лакомились муравьями. Кто вообще из детей не засовывал в муравейник палочку-веточку, чтобы потом облизать ее уже кислую?

А свинец? Мы, черт побери, плавили свинец в самые удивительные формы! А как весело мы съезжали с длиннющей ледяной горки (уберите современных мам от экрана, в двух метрах от горки проносились товарные и пассажирские поезда)! А как вам такая забава – кататься по ледяному озеру на велосипеде, чтобы потом резко затормозить и мчаться на немыслимой скорости едва ли не боком? Да мы даже стадо коров в деревне пасли вдвоем-втроем уже в 12 лет!

Наши поступки были наши собственные. Мы были готовы к последствиям. Прятаться было не за кого. Трудно представить, что семиклассник, которому не доверяют сходить в магазин за хлебом, сможет в будущем с высоко поднятой головой принимать жизненные трудности. Невозможно поверить, что ребенок, которому в жизни не разрешили погладить бездомного кота, сможет понять и ощутить всю ценность любой жизни. И хочется громко, с надрывом кричать: пока не поздно, верните детям свободу…