0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Ал. ПАЛИНДРОМ

Фиговый листок телетитра

53

Минздрав, как известно, предупреждает о многих удовольствиях, за которыми таятся опасности для человеческих здоровья и жизни. Но ТВ почему-то из нескольких угроз выбрало две – чрезмерное употребление пива и курение.

С прилежностью коллективного члена Общества трезвости телевидение поздними вечерами крутит яркие ролики, в которых штампованная канцелярская фраза насчет вреда пива не имеет шансов, по сравнению с изображением аппетитной пенной струи янтарного напитка, остаться в памяти любителей пива. Точно так, с упорством первых дней решившего бросить курить, оно не забывает вставить титр о «возможных сценах курения» при трансляции практически каждого художественного фильма. Даже о «чрезмерном употреблении алкоголя, вредящем здоровью» и о чуме ХХ и теперь уже XXI века – ВИЧ-инфекции – упоминается на телеэкранах гораздо реже.
Пьянство же в сериалах не знает границ. На глазах миллионов телезрителей потребляют коньяк и виски, джин и ром, водку и… водку, водку, водку. Пьют бизнесмены и банкиры, начальники полиции и сыщики угро, преуспевающие шоу­мены и неуспевающие студенты, удавшиеся модели и неудавшиеся спортсмены. Причем делают это так смачно и притягательно, что у неискушенного зрителя вырабатывается за пару серий убеждение в альтернативе: «Лучше выпить, чем курить». Тем более что о вреде водки, виски или рома не предупреждают. Вредит нашему здоровью исключительно пиво.
«В России действительно пьют сегодня все, просто кто-то больше, кто-то меньше, и поэтому фильмы, где этот порок обличается, высмеивается или подвергается детальному исследованию, пользуются большим спросом», – прочел на одном из сайтов в предисловии к подборке из десяти антиалкогольных кинолент, из которых только одна производства России и то 18-летней давности – «Особенности национальной рыбалки». Остальные выпущены в Советском Союзе, США, Индии и Франции с Аргентиной.

Подумалось: лукавят борцы за трезвый образ жизни – не обличение получается, а обучение. Ибо фильмов, пропагандирующих возлияния, куда как больше. Фраза «Ну, за…» из тех же «Особенностей…» стала крылатой и повторяется, как передовой опыт, за многими столами.

Всегда сопутствующими атрибутами возлияний успешных и не очень киногероев гарантированно бывают драки, истязания, убийства, о которых никакие титры не предупреждают. А еще наркомания и разврат, пышными букетами подающиеся с экранов. А еще обман, ложь и насилие преступных схем, во всем многообразии преподносимые практически круглосуточно. Чем, скажите, не сольфеджио, не самоучитель для изучающих первые ноты взрослой жизни? Невнятные же титры «12+», «18+» в телепоказах или не замечаются, или игнорируются. Что получается в сухом остатке и мокром осадке? Невиданные доселе в реальной белорусской жизни невеселые картинки, когда юноша начинает орудовать бензопилой в гипермаркете. Вот такой сапропель образуется в результате проглатывания экранного планктона, нацеленного якобы к вершинам киноискусства.
Не уходит из памяти один такой образчик, каждая серия которого тоже сопровождалась титром «Могут демонстрироваться табачные изделия». Спасибо, предупредили, так я соседу Василию – куряке эдакому – строго-настрого не рекомендовал смотреть сериал «Степные волки». Однако не помогло. И пока шел этот буквально «жутко интересный» фильм, встречая на лестничной клетке, перекуривавший ожидание следующих серий Василий останавливал воспроизведением неизгладимых эпизодов: «А как они его за ноги к джипу и потащили. А потом за руки к балке и «болгаркой» по ногам…», «Головой бабы о стекло машины били-били и не разбили – вот что значит иномарка…», «Блин, я такого еще не видел: лопатой по шее – и голова покатилась…».
Простите за излишнюю натуралистичность в описании, не надо мне было смотреть и одной части такого «шедевра» кинематографа. Так ведь о сценах насилия титры не предупреждают. И если взрослый Василий так воспринимает самое главное из искусств, то менее защищенные жизненным иммунитетом ребята принимают рожденные фантазиями киноремесленников кадры как руководство, порой, к действию.
Умиляют до раздражения заботливо вставленные в титры строчки о «ни одном не пострадавшем во время съемок животном» – так пекутся о тонкой душевной материи старших братьев и сестер братишек наших меньших.

После увиденных на экране сцен насилия над людьми, различных ноу-хау преступных злодеяний, прогрессирующей безнравственности в человеческих отношениях такие строчки выглядят фарисейством, злой насмешкой над канонами общечеловеческой морали и правилами кино.