0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Журналист «БЖ» наблюдала за работой судебных исполнителей — трудной и эмоциональной

706 0

Журналист «БЖ» наблюдала за работой судебных исполнителей — трудной и эмоциональной

Утро 29 августа началось не в кабинете редакции: на один день я сменила профессию на судебного исполнителя. Правда, без формы, полномочий и огромной стопки различной документации (на профессиональном языке – производства). Но зато всем этим не обделены настоящие сотрудники отдела принудительного исполнения Александра Подшивалова и Наталья Молчанова, с которыми мне и довелось поработать.

Рабочий день в отделе стандартный – с восьми утра до пяти вечера с перерывом на обед. Однако исполнительные действия по инструкции проводятся с шести утра до десяти вечера. В девять утра мы выходим из отдела и в сопровождении сотрудника охраны начинаем путь на автомобиле Peugeot 508. В день этот железный красавец может проехать до ста километров. И это только в городе! Если приходится выезжать за его пределы, цифра становится трехзначной. Но поскольку автомобилей в отделе всего два, приходится делиться и с другими сотрудниками. Поэтому накручивать километры по городу на своих двоих для работниц отдела дело привычное.

Первый вопрос, который я задаю девушкам: в чем же заключается работа судебных исполнителей?
– В принудительном взыскании долгов, которые накопились у граждан, – отвечает кратко Александра.
– То есть вы своеобразные коллекторы?
– Только работаем в рамках действующего законодательства.
– А долгов много?
– Да. Любой может попасть в список должников, никто от этого не застрахован. Даже те, кто хорошо зарабатывает и ранее не привлекался. Без штрафа от ГАИ у нас, наверное, нет ни одного водителя. Кто-то платит вовремя, а кому-то надо напомнить.
Всего за 8 месяцев в отдел поступило 60257 исполнительных документов (с переходящим остатком с 2018 года) по городу и району.

И опасна,  и трудна…

Первый в списке адрес встречает нас накрененным забором и высокой травой. Домик на участке ветхий, неухоженный... Интерьер внутри очень скуден: пара стульев, стол, тумба, старый мягкий уголок, а в стены въелись неприятные запахи. Александра здесь не впервые. Она знает о материальном положении этой семьи, но в ее обязанности входит проверка при поступлении документа о задолженности. Наложить арест в счет погашения долгов здесь не на что, поэтому Александре остается лишь провести профилактическую беседу и составить акт о невозможности взыскания.

Следующие несколько адресов почти не отличаются друг от друга: частные дома в полуразрушенном состоянии, в которых живут неработающие, злоупотребляющие алкоголем люди. Вдобавок многие держат дома животных (кошек в основном), но что удивительно: четвероногие холеные и выглядят сытыми (в отличие от хозяев).

Во время нашего путешествия по городу Наталья делится историями о, пожалуй, самой опасной категории граждан – зараженных тяжелыми заболеваниями, например, туберкулезом или ВИЧ, которые им нередко угрожают. Да, и такое бывает, сотрудницы отдела делают все на свой страх и риск.

За день мы посетили тринадцать адресов. Девушки говорят, что это еще «по-божески». Однако из этих тринадцати поговорить удалось лишь с восемью должниками, а изъять что-то (деньги или имущество) – лишь у трех.

Перед законом все равны

Судебные исполнители имеют право арестовывать или изымать имущество в счет погашения долга (в присутствии понятных, разумеется), входить на земельный участок или в жилое помещение должника (и даже принудительно их вскрывать), выносить постановления о его приводе (когда сотрудники милиции доставляют неплательщика в отдел). Последнее делается в крайних случаях.

– Я стараюсь сама находить должников и договариваться с ними по-хорошему, – говорит Александра. – Потому что накал обстановки делает только хуже.

– Но бывают такие граждане, которые располагают денежными средствами и имуществом, но всячески уклоняются от уплаты долга, – подключается к беседе Наталья. – С ними уже другой разговор, на более серьезных тонах.

Кстати, я впервые слышу легендарную фразу «Вы не имеете право» вживую, когда мы изымаем у пенсионерки, защищающей должницу-дочь, телевизор. Да мы! Я тоже помогала: пульт держала! Наталья говорит, что была у них уже не раз, предупреждая о последствиях, и добавляет, что телевизор они вернут, как только будет внесена определенная сумма в счет долга. До этого момента телевизор будет храниться в отделе. Но старушка не унимается:

– Я сейчас милицию вызову!

– А я кто? – произносит сотрудник Департамента охраны.

Охрана, кстати, сопровождает судебных исполнителей очень часто. С ними, признаются девушки, спокойнее.

«Мы тоже люди  с эмоциями»

Работа судебного исполнителя сложна и физически, и морально. Сотрудники отдела часто продолжают профессиональную деятельность и после окончания трудового дня. Помимо выездов к должникам, им приходится обрабатывать огромное количество документации. Сами девушки признаются, что именно из-за бумажных нюансов мужчины в их профессии встречаются редко, «им нужно действие», а женщины в этом плане более терпеливы. Однако на другой чаше весов наша женская эмоциональность:

– Бывают совершенно плачевные ситуации, когда люди не живут, а просто существуют, – вздыхает Александра. – Мы тоже живые, и все это через себя пропускаем. Но виду подавать нельзя.

И знаете, мне удалось убедиться в правдивости этих слов. Каждый раз приехав по адресу, Александра и Наталья менялись, как по щелчку: из милых, улыбчивых девушек превращались в серьезных служителей закона. Но всякий раз после вздыхали. Потому что жалко. Жалко людей иногда за их бессилие, иногда – за сложившуюся ситуацию.

Мой «рабочий день» в отделе подходит к концу. Эмоции бьют через край! Это грусть и смятение от увиденного, в каких-то моментах жалость, но в то же время бесконечный восторг от получения нового опыта. Работа судебного исполнительна тяжела, но, безусловно, важна. Кто, как не они, могут мотивировать человека к действиям?