0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

«Здесь я понял, что такое работать для газеты». О годах работы в «Камунісце» вспоминает бывший фотокорреспондент редакции Василий Федосенко

bobrlife.by 4 251 0

«Здесь я понял, что такое работать для газеты». О годах работы в «Камунісце» вспоминает бывший фотокорреспондент редакции Василий Федосенко

– Василий, как ты стал фотокорреспондентом «Камуніста»? – После окончания бобруйской школы №29 в 1978 году я поступил в Белорусский политехнический институт, получил специальность инженера-строителя автомобильных дорог. Потом два года служил в армии на Украине, был командиром взвода. Уволившись в запас, устроился на завод «Сельмаш», строил дома на селе. Фотоделом увлекся в студенческие годы. У нас в институте был факультет общественных профессий, будучи уже на пятом курсе, я начал добровольно его посещать вместе с первокурсниками, чем вызвал удивление сокурсников. Когда работал на «Сельмаше», подружился с туристами, ходил с ними в походы на Карпаты, Кавказ. Делал фотографии, приносил их в газету «Камуніст», их печатали. Однажды фотокорреспондент Леня Голенищев предложил перейти в редакцию на его место, потому что он менял работу. Сначала я удивился, потом задумался. Родные и знакомые отговаривали: зачем, мол, ты же инженер-строитель, у тебя приличная зарплата. Действительно, у фотокора тогда был оклад 130 рублей и около 30 рублей – гонорар, а я получал рублей 250. После раздумий я все-таки решился и вопреки возражениям родных 2 декабря 1985 года устроился в редакцию.

Что касается зарплаты, ее всегда недостаточно, это аксиома. И меня тоже она не радовала, но был гонорар – стимул выдавать больше фото. К тому же, всякий фотограф стремится работать шире своей редакции, и я не был исключением. Сначала начал сотрудничать с театром по договору, потом посылать снимки в областные, республиканские издания, где гонорары были существенно выше. Вообще, что касается денег, сбылись слова бывшего фотографа Семена Голубицкого, который сказал мне: «Если будешь работать, заработаешь».
– Кто тебе помогал на первых порах, какие были неудачи?


– Сначала «косяков», как сейчас говорят, было много. Одно дело снимать пейзажи, людей на природе, и совершенно другое – для газеты. Газета – это производство, и надо каждый день сделать технически качественное фото в любых условиях. Качественно снимать на пленку с ISO 64 или 130 единиц в темных помещениях бобруйских предприятий далеко не всегда получалось. Снять, а потом проявить пленки, напечатать фото – это был налаженный процесс, но периодически случались сбои, конечно: то химию перепутаешь, то имена героев….
– Какие фотосъемки запомнились в Бобруйске?
– Фотосъемки разные были. Массовым потоком шли фото с предприятий, но периодически в разных сферах встречал очень интересных персонажей, с которыми потом встречались не раз. Часто фиксировал на пленку разные очень душевные события. К примеру, снимал как-то одного пожилого узбека, который впервые приехал в Еловики к памятнику с фамилией его отца – до сих пор помню его реакцию. Однажды в детской больнице делали с Валерой Зиновским материал о сбитом насмерть мальчике на улице Социалистической, напротив роддома. Спустя некоторое время на месте трагедии появились небольшой знак, цветы. А я жил на этой улице в то время, немного ближе к санаторию. И два раза в день, проезжая мимо знака, я невольно вспоминал эти ужасные кадры бездыханного тела мальчика…
– Кто был тогда редактором газеты? Что можешь сказать о нем?
– Меня брал на работу Александр Корнеевич Демидович, и при нем я отработал в газете семь лет. Спустя десятилетия я могу высоко оценить стиль его руководства. Когда-то он и ругал, и хвалил меня, сыграл ключевую роль в решении жилищного вопроса... Александр Корнеевич предложил мне поступить на факультет журналистики Белгосуниверситета, и я еще учился шесть лет, получил диплом журналиста.

– С кем из сотрудников редакции чаще работал вместе, готовил материалы?
– Работа фотокорреспондента – преимущественно делать иллюстрации к текстам, поэтому я делал фото для всех наших авторов в разных сферах – производстве, спорте, социальной сфере. Может быть, чаще других у меня партнерами были Михаил Кривец и Валера Зиновский.
– Что особенно запомнилось за время работы?
– Запомнилось, что на первую полосу газеты всегда выбрать фото было непросто, особенно на первых порах. И иногда Нина Ивановна Чурун, ответственный секретарь редакции, на повышенных тонах мне популярно объясняла, что она хочет видеть на первой полосе.
– Поддерживаешь ли связь с бывшими коллегами? Как часто бываешь в Бобруйске?
– В Бобруйске периодически бываю в гостях у родственников. Иногда пересекаемся с фотокорреспондентом Сашей Чугуевым, поработали недавно денек на шинном комбинате с редактором многотиражки «Белшины» Валерой Зиновским.
– Что тебе дали годы работы в «Камунісце»? Пригодились ли навыки в дальнейшем?
– Эти семь лет были первыми шагами в фотожурналистике, когда я понял, что такое работать для газеты. Самое ценное, на мой взгляд, что я взял, – это постоянная готовность делать фото в любых условиях по свету, часто среди шума производства, среди людей. И еще – тысячи моментальных встреч с моими фотогероями, которых приходилось снимать, дали ценный опыт общения с людьми. Ведь часто сам финальный процесс нажатия на кнопку сделать было проще всего. Куда сложнее было сделать так, чтобы мой герой не «столбенел» во время съемки, чувствовал себя в своей тарелке…
Вообще работать было интересно. Мои фоторепортажи печатались в республиканских газетах. А однажды фотокор «Знамени юности» Сергей Гриц, переходя в «Народную газету», предложил мне занять его место. И я согласился. Устроился, спустя некоторое время трехкомнатную квартиру в Бобруйске поменял на двухкомнатную в Минске, забрал семью. Поработав два года, перешел в «Советскую Белоруссию», еще через два стал внештатным корреспондентом агентства «Рейтер», получил аккредитацию в Министерстве иностранных дел, а в 2000-м меня зачислили в штат агентства.
– Чем работа в «Рейтер» отличается от работы в газете?
– В агентстве совсем другие масштабы. Здесь нужно оперативно реагировать на события и в Беларуси, и в странах СНГ, и в дальнем зарубежье, часто выезжать в командировки, иногда длительные. Приходилось освещать события в Афганистане, Пакистане, Либерии, Грузии, Швейцарии, Германии, Польше, Украине и других странах. Снимал во время теракта в минском метро. Я тогда ехал на съемки тока глухарей в Налибокскую пущу, но мне позвонили, и я вернулся. Я и раньше фотографировал подобные события, но ощущение было непривычное, ведь такие происшествия в нашей республике можно пересчитать на пальцах одной руки.
Я должен снимать только легально, по-другому нельзя. Правда, на съемки в общественных местах разрешения не требуется. Но все зависит от ситуации, обычаев людей, которые в разных странах разные. Как-то фотографировал похороны в Киргизии. Хоронят по мусульманскому обычаю, много мужчин обступило могилу, засыпают ее, не подойти. Я увидел кучу земли, залез на нее и снимаю. Слышу, мне говорят со злобой: ты куда залез, сейчас же слазь! Вижу, дело пахнет керосином, и я соскочил. Мне объясняют: ты же на могилу залез. Оказывается, там сначала засыпают могилу, а потом делают холм. Меня, как «неверного», простили, но такие моменты нужно знать, следить за реакцией людей.
– Тебе приходилось рисковать во время фотосъемок?
– Не без этого. Когда впервые был в Афганистане, приходилось снимать на боевых позициях. Случилась перестрелка, и хотя мы были в бронежилетах и касках, рисковать не хотелось. Когда еду в Чернобыль, беру с собой дозиметр, советуюсь со знакомыми там людьми, ведь в отдельных местах серьезный уровень радиации. В Киеве на Майдане во время беспорядков получил ранение. Я два раза был на курсах в Лондоне, где обучали безопасности в нашей работе. У меня есть медицинская страховка за счет фирмы, но лучше, конечно, чтобы ей не приходилось пользоваться. Был случай, когда украинский оператор погиб в Ираке, его семье выплатили страховку, но ведь ей горе не измерить…
– Кроме событий, что тебе еще нравится снимать?
– Люблю снимать дикую природу. К счастью, цивилизация охватила в Беларуси еще не все уголки, есть места, где много дикого зверя, птицы, красот, нетронутых мест. Езжу снимать в Витебскую, Брестскую, другие области. Но, к сожалению, приходится видеть и людское равнодушие к природе. Вот, приезжаю на Туровский луг, здесь кулики плавают, а среди них – пустые пластиковые бутылки. Когда натыкаешься на такую помойку, это морально убивает. А нравится, как в отдельных местах Беларуси люди сами организовывают и проводят народные праздники, например, Купалье, Юрия. Снимаю это с удовольствием, да и песни за душу берут…
– Василий, что пожелаешь газете в год ее 100-летнего юбилея?
– За эти годы в нашей сфере многое поменялось – мы стали снимать на «цифру», передавать фото с камеры в редакцию, каждый человек со смартфоном может публиковаться в социальных сетях. Я бы пожелал газете быть динамичной, объективной, правдивой – чтобы читатели знали, что в ней всегда можно найти достоверную, проверенную информацию.