0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Выдавал синтетические бриллианты за подлинные: осужденный за мошенничество настаивает на своей невиновности

СБ-Беларусь сегодня 160 0

Выдавал синтетические бриллианты за подлинные: осужденный за мошенничество настаивает на своей невиновности

В апреле прошлого года суд Бобруйского района и города Бобруйска вынес решение по делу о мошенничестве в особо крупном размере и приговорил подсудимого Евгения Василькова к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества. Потерпевшими по делу проходили трое его знакомых, которые ссудили Евгению разные суммы — от 6500 до 200 тысяч долларов, но возврата денег так и не дождались. Во время следствия и суда мужчина не захотел давать показания, однако согласился изложить свою версию корреспонденту «Р».

Двойной соблазн

Пикантность ситуации заключается в том, что предметом бизнеса бобруйчанина стали бриллианты — по крайней мере, так полагали его займодавцы. Видимо, сияние 57 граней драгоценных камней завораживает не только девушек, но и мужчин. Особенно если им обещаются буквально космические проценты. На этих двух «китах» — соблазн драгоценными камнями и высокой прибылью, которую можно получить буквально из воздуха, и построил Евгений свою изящную схему обогащения.

В марте 2012 года Васильков предложил подзаработать приятелю, назовем его Иваном, с которым был знаком к тому времени уже больше десяти лет: дескать, нужно поучаствовать деньгами в сделке с бриллиантами и получить 20—25 процентов дохода. Евгений рассказал, что приобретает драгоценные камни в России, а реализует их в Беларуси с большой наценкой. Обойтись собственными средствами он не мог — не хватало наличности.

За товаром в Москву отправились оба, каждый на своей машине. Получив из рук приятеля 10 тысяч долларов, Евгений куда-то уехал, а вернулся с несколькими прозрачными ограненными камушками. По дороге домой они хранились у Ивана — как гарант сделки. В Минске Евгений, забрав камни, вновь отлучился, а вернувшись, торжественно передал другу 12 500 долларов — долг с процентами.

Буквально через месяц ситуация повторилась. Только на сей раз Иван ссудил Евгению 15 тысяч, а обратно получил 18 750 долларов. Предметом сделки стал один крупный камень зеленоватого оттенка.

В следующий раз Евгений уговаривал друга вложить в бриллиантовый бизнес еще большую сумму — хотя бы 20 тысяч долларов. Тот замялся, но в конце концов желание заполучить без всяких усилий лишних пять тысяч взяло верх над благоразумием. Столько собственных денег у мужчины не нашлось, половину суммы пришлось занимать. И тут схема, ставшая привычной, дала сбой: Евгений сообщил, что покупатель довольно крупного камня, 7-каратного изумруда, задерживается, а сделка переносится. Камень остался у Ивана.

Долгое время потом мужчина не имел от Евгения никаких известий. Наконец его удалось выловить у дома матери, но вернуть деньги так и не получилось. Потеряв терпение, в 2016 году Иван обратился в милицию, приложив к заявлению тот самый изумруд. Только когда ему сообщили, что камень весом 0,88 грамма является синтетическим и к драгоценным не относится, мужчина окончательно уверился, что его обманули.

Примерно по такой же схеме развивались отношения Евгения с другим знакомым. В июне 2011 года во время совместной поездки в Москву Евгений показал Юрию пластиковую коробочку с прозрачной крышкой, в которой лежали 4 ограненных камня разного размера — по словам Евгения, бриллианты. Далее последовала уже знакомая читателю легенда с предложением, от которого тяжело отказаться. Юрий передал Евгению 7500 долларов. Тот обещал вернуть их через 3—4 дня, а в качестве гарантии вручил камень, который стоил якобы 12 тысяч долларов. Прождав почти год, мужчина отвез свой «бриллиант» на исследование и выяснил, что камень синтетический — красная цена ему 500 долларов. Выловив как-то Евгения на автомойке, Юрий сумел всучить ему камень и забрать тысячу долларов. Возврата остальной суммы он ждет по сей день.

Больше всех от аппетитов Евгения на территории Беларуси пострадал его знакомый Семен. Весной 2014 года Евгений взял у него в долг 70 тысяч долларов «для открытия в Минске представительства московской фирмы, осуществлявшей реализацию искусственно выращенных камней». Готовность, с которой Семен предоставил деньги, во многом объяснялась обещанием предоставить ему место в фирме. Через пару месяцев компаньоны отправились в Москву за образцами изделий. По возвращении в Бобруйск Евгений вернул ему уже 78 тысяч долларов, чем снискал безграничный кредит доверия. Потом были 120 тысяч, принесшие 12 тысяч процентов. В покупку последней партии «бриллиантов» Семен вложил… 200 тысяч долларов, рассчитывая получить обратно на 50 тысяч больше. Эту сумму он собрал по знакомым. Как уже можно догадаться, крупная сделка вдруг сорвалась. Некоторые кредиторы подали в суд, Семен до сих пор расплачивается с долгами.

Тайна муассанитов

Что же это за камни, которые с такой легкостью Евгений демонстрировал «партнерам по бизнесу»?

Свидетель из Москвы по имени Александр рассказал, что в 2011 году он задумал открыть фирму для реализации искусственно выращенных ювелирных вставок и создал сайт для ее продвижения. По указанному там телефонному номеру ему однажды позвонил Евгений и попросил предоставить образцы продукции. За небольшую сумму Александр продал ему несколько камушков.

У них было 5 встреч, во время которых Евгений получал синтетические камни либо за небольшие деньги, либо и вовсе бесплатно. В ноябре 2013 года офис ограбили, после чего Александр свернул свою деятельность.

Оговорка о территории Беларуси не случайна — еще одна потерпевшая от действий Евгения нашлась в Москве. Правда, в бобруйском суде Лидия выступала свидетельницей. Женщина рассказала, что познакомилась с Евгением во время отдыха на Кипре и он произвел на нее самое приятное впечатление. Молодой мужчина заверил, что имеет весьма прибыльный бизнес — занимается реализацией драгоценных камней. В рентабельности его дела Лидия смогла убедиться на собственном опыте: взяв у нее небольшую сумму, Евгений вернул в оговоренный срок на четверть больше. Таких случаев было несколько, и Лидия не имела поводов усомниться в честности нового друга. До января 2016 года, когда Евгению понадобилось 300 тысяч долларов. Такой суммы у женщины не нашлось, поэтому, кроме денег, она передала Василькову свой 4-летний BMW X6, а также… московскую квартиру. Теперь она является гражданским истцом.

По заявлениям потерпевших в отношении Василькова было возбуждено уголовное дело. При обыске в его квартире нашли и изъяли 13 камней. Геммологическое исследование определило, что драгоценными они не являются. Восемь из камней — муассаниты, синтетические монокристаллы, часто используемые для имитации бриллиантов, один — банальный фианит, происхождение остальных не установлено.

Остается лишь добавить, что с 2011 по 2014 год Евгений приобрел в Бобруйске две квартиры, одна из которых пятикомнатная, площадью 126 «квадратов», с дорогим ремонтом, а также дом с баней и хозяйственными постройками в Бобруйском районе. По документам вся эта недвижимость оформлена на мать Евгения, но продавцы утверждают, что вели переговоры именно с ним. Автопарк же бизнесмена пополнился BMW 750 LI x DRIVE, Mersedes Benz Sprinter AKTRIJ 3515 N и мотоциклом SUZUKI VZR 1800.

Синтетика за тысячи долларов

Евгений, который в прошлом уже дважды судим, отбывает наказание в ИК-20 под Мозырем. В день нашей встречи на длительное свидание к нему приехала семья, поэтому приходится подождать. Васильков невысок, но атлетически сложен, упражнения на тренажерах он явно не забросил.

— Мама приезжала, жена, дети, — рассказывает Евгений в ответ на мои извинения за то, что оторвала от родных. — Мама сутки назад увезла детей, жена еще осталась.

Наверное, большая квартира, нашпигованная современной бытовой техникой, являет разительный контраст с комнатой для свиданий исправительной колонии.

— Ошибка следствия! — Васильков не допускает сомнений в своей невиновности. — Я думаю, мы разберемся с этим. На данный момент готовим жалобу в Верховный Суд, получили соответствующие документы из серьезных организаций: судебно-экспертной коллегии Минска, научно-исследовательского института Минска. Я отбываю наказание за искусственно выращенные бриллианты. В нашей республике это дело единственное, никто никогда не сталкивался с выращенными камнями, никто не знает, какую они имеют стоимость, не могут даже определить природу камней. Их просто сочли материалом, не имеющим стоимости, и вменили мне мошенничество. Я согласен с незаконной предпринимательской деятельностью, чем фактически и занимался. Эти камни реально имеют стоимость, продаются, у нас в Беларуси институт выращивает такие камни, правда, похуже качеством. Это рентабельный товар, который пользуется спросом. Вот в двух словах. Поэтому мы боремся.

Тон уверенный, речь непрерывная. Живые карие глаза внимательно всматриваются в мое лицо, отслеживая любую реакцию. Определенно дар убеждения у него немалый.

— А вы, когда торговали…

— Да, я незаконно ими торговал, — в голосе содержится тщательно отмеренная доза сожаления. — Плохо, да.

— …предупреждали людей, что это синтетические бриллианты?

— Конечно! Даже в суде один потерпевший об этом говорил. Другой смотрел в интернете стоимость искусственно выращенных камней, довольно большая, кстати. В зависимости от размера, каратности, чистоты цена очень варьировалась. Мог купить и за тысячу долларов, и за 25 тысяч.

— Один камень? Синтетический? 25 тысяч долларов?

— Конечно! Есть синтетические камни, муассаниты, например, один из которых недавно продали с аукциона в Москве за 100 тысяч долларов. Он гораздо дороже, чем простой природный, так как очень высокого качества.

Здесь требуются пояснения. Муассанит действительно редкая драгоценность. Количество этого минерала ничтожно мало в природе. Его можно найти лишь в месторождениях корунда, в кимберлитовой горной породе и некоторых метеоритах. Если на этикетке встречается слово «муассанит», это всегда будет не натуральный камень, а его искусственно выращенный брат.

В таблице ориентировочной стоимости муассанита и бриллианта, приведенной на сайте крупной компании, можно увидеть, что этот камень размером 6,5 мм (1 карат) стоит около 295 долларов, цена такого же размера бриллианта — 10 тысяч долларов.

— И они, конечно же, стоят! — горячо продолжает Евгений. Подкрепляя свои слова рассказом о каких-то камнях колумбийского происхождения, выращенных в Екатеринбурге, ограненных в Таиланде, проданных в Европу. Такое количество географической экзотики, признаться, несколько настораживает.

Сложные бизнес-отношения

— Почему же люди пошли в милицию, если вы предоставили им такие дорогие камни?

— Люди считают, я их обманул. Будто я продавал камни, которые не имеют материальной стоимости. У нас были определенные бизнес-отношения. Они одно время зарабатывали, а потом возникли некоторые трудности…

— В чем состояло их участие?

— Вложение денег. Они вкладывали, я покупал.

— То есть вы их предупреждали, что собираетесь купить партию синтетических бриллиантов и для этого вам нужны деньги? 

— Да. Мы работали, каждый зарабатывал. Если вы вкладываете тысячу долларов, то получаете 1250. Но это такой бизнес, в котором бывают проблемы со сбытом. Не всегда получается их быстро продать. Я покупал камни по минимальной цене, не по 500 долларов за карат, как они продаются официально в Москве, гораздо дешевле…

Слушаю и прикидываю, не уйти ли мне в бизнес. Если, как утверждает Евгений, купить каратный камень можно за 250 долларов, а продать — за 25 тысяч.

— Мне позвонили: есть по такой-то цене. Надо быстро собрать деньги, приобрести их, а потом я уже буду искать сбыт, — продолжает Евгений. — Часто бывало, что я за день их продавал, а бывало, надо подождать 2—3 месяца, а то и полгода. Но это заработок в тысячи долларов. Это надо учитывать. У меня всего трое потерпевших. А деньги давали десятки людей — и остались довольны. Мы просто не нашли с этими общий язык.

— А зачем вам вообще нужны были компаньоны? Зарабатывали бы себе тысячи долларов… 

— А я и так зарабатывал. Вообще, доход был 35—40 процентов, им я отдавал 25. У меня не было в распоряжении наличных средств. Если бы были, конечно, зачем мне кого-то привлекать. А если мне сказали, надо 100 тысяч, а у меня 40 в наличии? А забрать заказ надо, иначе его отдадут другому человеку. Понимаете? — печально и задушевно заканчивает Евгений. — Кто-то ждал...

Уверенная речь, гладкие и убедительные на первый взгляд объяснения, испытующий, внимательный взгляд — начинаю понимать, как удавалось Евгению убедить знакомых отдать ему крупные суммы.

— Почему же с этими не нашли общий язык?

— Они захотели резко, чтобы я с ними рассчитался, — с неодобрением объясняет Евгений.

Ничего себе «резко»! Несколько лет ждали…

— Они взяли деньги у третьих лиц, их начали душить кредиторы. Я не могу с ними рассчитаться! — жестко высказывается собеседник.

— Так и вы бы переодолжили, чтоб им отдать...

— Я бы переодолжил?! — такое впечатление, будто наследному принцу предложили податься в ассенизаторы. — А у кого мне переодолжить? Я не мог взять без процентов. Просто отдать каким-то людям, а с этого ничего не заработать — мне это невыгодно однозначно. До этого они зарабатывали тысячи долларов, а сейчас они не могут шесть месяцев подождать! — Евгений откровенно возмущен.

— А где вы брали эти камни?

— Изначально у Александра, мужа известной российской актрисы. Потом нашел еще дешевле, мне поставляли прямо из Таиланда.

— А покупатель из Германии не мог с ними напрямую связаться?

— Дело в том, что у меня было однозначно дешевле. Если связываться напрямую, цена в два раза выше. Я их покупал нелегально. Он не мог приехать и сказать: «Здравствуйте, я такой-то, а не могли бы вы скинуть цену?» Конечно же, он скажет «нет».

— Вы нелегально привозили из Таиланда?

— Не я, Александр.

Возникает множество вопросов. Почему Александр продолжал привозить из Таиланда камни Евгению? Так 250 долларов или 25 тысяч стоит один экземпляр? Если камни прекрасно продавались по высоким ценам, зачем кому-то было нелегально отдавать их Евгению за копейки?

— У меня давние отношения, определенные знакомые ввели в этот круг, — отвечает на это Евгений. — Есть такие партии, которые нигде не учитываются, никто о них не знает. Вот 250 долларов цена. Наличкой отдал и получил эти камни, — напускает таинственного тумана Евгений.

— То есть хотите сказать, вы никого не обманывали, просто сорвалась сделка?

— Возникли проблемы со сбытом. Камни конфисковали, отдали на хранение в фонд драгоценных металлов и камней. Хотя утверждается, что они не имеют ценности. А они имеют иногда даже большую стоимость, чем бриллианты! Есть документы судебно-экспертной комиссии, где указывается, что муассаниты, которые прилетели на метеоритах из космоса, имеют стоимость дороже низкого качества бриллиантов.

Действительно, муассаниты, которые прилетели на метеоритах из космоса, и стоимость будут иметь космическую. Вот только к камням, которые используют в качестве вставок в ювелирные украшения, они не имеют никакого отношения. Пожалуй, космическую тему пора закрывать…

Долгое ожидание

— Что происходит с предъявленными к вам исками? 

— А что с ними может происходить, если я с приговором не согласен?

— Но ведь вы не вернули людям деньги... 

— Да, но у меня товар забрали. Если бы у меня был товар, то, конечно же, я нашел бы, как его

реализовать, и конечно же, с ними рассчитался. А так как товар у меня изъяли и не определили стоимость, с чего мне отдавать? Я признаю долг, но возможности выплатить пока нет. Мама тоже не собирается жертвовать имуществом. И зачем отдавать имущество, если их деньги вложены в эти камни, которые у меня конфисковали? Чего я должен отдавать квартиру или машину?

Очевидно, о чувстве вины перед потерпевшими речи не идет. Цель Евгения — отмена приговора и переквалификация статьи на незаконную предпринимательскую деятельность, за которую предусмотрено наказание гораздо мягче, чем за мошенничество в особо крупном размере.

— То есть потерпевшим остается только ждать? 

— Да. Я согласен, что у меня есть долговые обязательства. Может, они захотят камнями взять.

— А на суде вы не разговаривали с ними?

— Они меня обвиняли в мошенничестве, там разговор не получился бы однозначно.