0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Впереди Бобруйск! Наши к нему спешили со всех сторон

311 0

Впереди Бобруйск! Наши к нему спешили со всех сторон

Взятие Бобруйска означало для Красной Армии в конце июня 1944-го дальнейшее движение на Минск и Барановичи, овладение которыми открывало ворота в Европу и Германию. С учетом этих перспектив и был выстроен замысел Бобруйской наступательной операции. Активное ее осуществление возлагалось на войска 1-го Белорусского фронта под командованием генерала армии Константина Рокоссовского.

епосредственно к выполнению поставленных задач на подступах к нашему городу на Березине приступили соединения и части 3-й армии, усиленной артиллерией резерва Главного командования и 9-м танковым корпусом; 48-й, 65-й и 28-й армиями с приданными 4-м гвардейским кавалерийским и 1-м механизированным корпусами. Они, преодолевая отчаянное сопротивление немцев, неумолимо приближались к Бобруйску.

Через болота, реки и леса

Первыми прокладывали гати, наводили мосты, разминировали местность воины инженерных войск. Нередко, ведя инженерную разведку, им приходилось вступать в огневые стычки с врагом. Вот и сержант Спивак со своим отделением из 14-й Новгород-Северской инженерно-саперной бригады во второй день Бобруйской наступательной операции находился в районе деревни Селище недалеко от Паричей. И обнаружил оставленную противником пушку, причем хит­роумно заминированную. Но на то они и саперы: быстро разминировав орудие, разведчики развернули его и открыли огонь по фашистам. Израсходовав снаряды, отделение во главе со Спиваком скрытно пробралось в тыл заслона, прикрывавшего подготовленный к взрыву мост, и перебило гитлеровцев, чем обес­печило беспрепятственный проход наших войск.

Несколько позднее рота капитана Зяб­лицкого из 169-го инженерно-саперного батальона подошла к Глебовой Рудне уже в пределах Бобруйского района. Разведчики доложили, что 70-метровый мост на дороге подготовлен фашистами к взрыву и охраняется автоматчиками. Командир роты принял решение спасти мост, для чего два взвода направил в обход. Наши ребята переправились через реку вброд и напали с тыла. Гитлеровцы, отстреливаясь, были вынуждены отойти, а саперы обезвредили мины и обеспечили проход и проезд войск по мосту.

Севернее Петровичей 26 июня группа саперов под командованием сержанта Блохина обнаружила заминированный немцами мост. При попытке обезвреживания зарядов была обстреляна вражескими автоматчиками. Тогда часть группы сержант направил на подавление огнем противника, а вторая часть в это время разминировала объект.

В более значительном боевом столк­новении участвовали саперы взвода старшего лейтенанта Михайлова из 167-го инженерно-саперного батальона. Подразделение прибыло для достройки начатого гражданским населением моста через Птичь, но было атаковано группой гитлеровцев численностью до 30 человек. Огнем из автоматов и двух пулеметов их отбросили в лес, а преследовавшие противника младшие сержанты Видинеев и Миниахметов, ефрейтор Литвин и рядовой Плахин захватили в плен офицера и двух унтер-офицеров. Через пару часов попытка атаки повторилась, но немцы были рассеяны, потеряв не менее четырех убитыми. Во взводе Михайлова лишь один боец был ранен.

Танкисты громили врага

Неудержимы в наступательном порыве были танки, рвавшиеся к Бобруйску. Немало героических эпизодов сохранили боевые донесения штаба 108-й­ танковой бригады в те дни. Например, экипаж в составе командира лейтенанта Блохина, механика-водителя старшего сержанта Калугина, заряжающего старшего сержанта Дзюмана и радиста старшего сержанта Седова из танкового батальона майора Хохлова еще на подступах к городу на артиллерийских позициях гитлеровцев уничтожил две пушки, дзот и два блиндажа, а с ними и до 80 солдат и офицеров. Уже в Титовке своим огнем поразил два танка, семь орудий, одиннадцать огневых точек, двенадцать автомашин и около 250 фашистов. В этом же пригороде отличились танковые экипажи в составе лейтенанта Рыжикова, сержантов Корпилова, Проницина, Корнеева и Еремина, старшего лейтенанта Федотова и старших сержантов Белостоцкого, Засыпкина, Огнева и Мандрыкина.

Немало примеров мужества и отваги показали танкисты, форсируя Березину и уничтожая врага на ее обоих берегах. Тот же экипаж лейтенанта Рыжикова, освобождая наш город, истребил более 100 фашистов, два танка, четыре пушки, два дзота, девять пулеметных гнезд. А броневая машина старшего лейтенанта Федотова врезалась в автоколонну противника и раздавила гусеницами тринадцать автомобилей, отправив на тот свет не менее 60 гитлеровцев. И это при том, что в районе Дубовки экипаж уничтожил три танка, восемь автомашин и до 70 вражеских солдат.

С не меньшими напряжением и героизмом сражались наши танкисты в районе Щаткова, на Минском направлении. Получив приказ удержать переправу через Березину, четыре танка из батальона капитана Калашникова ворвались на правый берег и в течение суток отбивали яростные атаки противника, пытавшегося захватить мост. Когда закончились снаряды и стволы пулеметов раскалились докрасна, командир приказал пустить в ход личное оружие и ручные гранаты. Фашистам не поздоровилось: были уничтожены два самоходных орудия, две пушки, четыре автомашины и до 300 солдат и офицеров.

собенно отличились в бою младший лейтенант Андреев, старший сержант Семенов, сержанты Павлов и Лаптев, ефрейтор Лемякин. Капитан Калашников и весь личный сос­тав батальона получили благодарность командира 129-й стрелковой дивизии.

Форсировала пехота реку

Как известно, пока солдат своими ногами не вступит на отвоеванную землю, никакая победа не считается дос­тигнутой. Так и с освобождением нашего города. В него должна была войти пехота! Однако «царица полей» здесь столкнулась с необходимостью форсировать довольно широкую Березину. Первыми вечером 28 июня на ее берегу появились воины 409-го и 771-го стрелковых полков – между железнодорожным и шоссейным мостами и в районе западнее Зеленки-2 соответственно. Ночь прошла в подготовке к преодолению водной преграды.

А в пять утра первые солдаты, в основном с подручными средствами для переправы, вошли в Березину. На участке у мостов они подверглись шквальному обстрелу ожидавших их гитлеровцев. Зато возле Зеленки через реку наши пехотинцы переправились тихо и практически не встретив сопротивления – фашисты там просто не ждали. Бойцы 3-го батальона 771-го полка под командованием капитана Здунова заняли западный берег и обеспечили высадку остальных подразделений, сразу вступавших в бой со спохватившимся противником. Дом за домом, выбивая автоматчиков и пулеметчиков, наши пехотинцы продвигались к западной окраине города. Через центр пробивались воины 409-го полка. К 21.00 те и другие замкнули кольцо окружения немцев в Назаровке, Кривом Крюке, Луках.

К полуночи из-под Еловиков гитлеровцы числом в 600 человек при поддержке самоходных орудий попытались прорваться к шоссе Бобруйск-Минск, но были остановлены с уничтожением до 200 солдат и трех самоходок. На следующий день 771-й стрелковый продолжил наступление в направлении на Щатково, где немцы уже сдавались большими группами. Там штабисты подсчитали, что за время освобождения Бобруйска только их полк уничтожил более полутысячи и взял в плен свыше тысячи вражеских солдат и офицеров. К сожалению, не обошлось без потерь и с нашей стороны – только 409-й полк в боях за наш город на Березине не досчитался 41 погибшего, 182 раненых и 7 пропавших без вести.

Артиллеристы били прямой наводкой
Город не мог быть освобожден без участия «бога войны» – артиллерии. Силами 22-й артиллерийской дивизии РГК при подготовке к форсированию реки совершался огневой налет, первая атака пехоты поддерживалась батареями 76-миллиметровых орудий, и затем они обстреливали передний край противника, узлы его сопротивления. В деле были и пушкари штурмовавших частей. Они с хода вступали в бой, зачастую били по врагу прямой наводкой, как это было в 409-м и 771-м полках, закрепившихся на рубеже Курлянчиков и Кривого Крюка.

По окончании Бобруйской операции командующий артиллерией 65-й армии генерал Бескин назвал наиболее отличившихся в ней. Среди них были артиллеристы под командованием полковников Зарецкого и Шаповалова 18-го и 105-го стрелковых корпусов, 26-я артиллерийская дивизия РГК во главе с полковником Фроловым и армейская оперативная группа ГМЧ с ее начальником подполковником Дорофеевым.
Если бы мы могли послушать телефонные и радиопереговоры тех дней, услышали бы массу непонятных слов: «гром», «стрела», «тигр», «слон», «лев», «волк», «клен» и другие, которые были сигналами управления артогнем и взаимодействия с пехотой. В обязательном порядке они дублировались сериями зеленых, красных, белых ракет. Видевшие их в небе бобруйчане принимали разноцветные огни за фейерверк по случаю уже скорого освобождения. И они не ошибались.

Александр Казак.