0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Вниз по Шоссейной, читая Рабкина

Bobrlife.by 443 0

Вниз по Шоссейной, читая Рабкина

Проект «Пять тысяч шагов по любимому городу» – это авторские экскурсии педагогов-краеведов ГУО «Центр туризма, краеведения и экскурсий детей и молодежи г. Бобруйска» не только для любознательных бобруйчан, но и для всех, кому интересны история и культура нашего города. Это проект о тех, кого вдохновлял и продолжает воодушевлять наш атмосферный и самобытный Бобруйск.

Проведение экскурсии, посвященной творчеству Абрама Исааковича Рабкина, в силу разных причин переносилось неоднократно. Это, конечно, было на руку тем, кто не успел прочитать книгу «Вниз по Шоссейной». И, видимо, все переносы были неслучайны!


Честно говоря, когда назначали дату прогулки именно на 27 октября, даже не могли представить, насколько это подходящее число для выбранной темы: именно в этот день в 1925 году родился Абрам Исаакович. И как здорово, что в городе день рождения замечательного земляка отмечался на нескольких площадках и в разных форматах.
Так, 27 октября в Центральной городской библиотеке имени М. Горького состоялся час памяти «Детство, заглянувшее в окно». Мероприятие подготовила зав. отделом обслуживания и информации Валентина Никитина.


Словно несколько поколений одной большой семьи собрались в читальном зале: бережно и с любовью перебирались памятные моменты встреч, трогательно перечитывались слова из книг… Мелодии любимых романсов, теплые и светлые воспоминания – казалось, что Абрам Исаакович рядом и тихонько улыбается, слушая стихи и рассказы тех, кто был с ним знаком. Возможно, он не запомнил самой первой встречи с молодым журналистом Казаком, зато Александр Константинович поделился подробностями знакомства и многолетней дружбы с Абрамом Исааковичем, который всегда был мудрым и неравнодушным гостем редакции газеты «Баб­руйскае жыццё».


Из присутствующих, наверное, раньше всех с Рабкиным был знаком Леонид Аронович Рубинштейн, ведь это его отец был директором Дома пионеров, в который Исаак Рабкин за руку привел своего сына Брому. Любовь и авторитет отца стали оберегом и ориентиром для мальчика, который научился рисовать, как мечтал папа, стал известным художником, жил в красивейшем городе Ленинграде, но сердце его и душа оставались в довоенном Бобруйске, там, где папа жив, где мама молодая и счастливая. Именно такой Бобруйск «жил» в мастерской художника в Петербурге, таким Абрам Исаакович нарисовал его и в прозе.


«Вниз по Шоссейной» – не просто книга. Это живая история, иллюстрации к которой – картины Абрама Рабкина. Экскурсию по книге и городу начали от знаменитой когда-то гостиницы «Березина и Европейская». В народе ее еще называли «Париж», где «архитектор Гриша Борхин на углу Ольховской и Скобелевской (прим. Чонгарской и К. Маркса) соорудил семнадцатиметровую мачту, над которой развевалось огромное красное полотнище с надписью «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Совершенно непонятно, как парикмахеру Абраму Гершковичу удалось, но он сумел договориться с пожарными, чтобы его брали на тушение пылающих домов в городе – очевидно, в детстве мечтал спасать людей из огня… И таки да: договор имел железнейшую силу! Представьте картинку: по дороге на объект краснобокие АМО останавливаются на мгновение у парикмахерской, а там, как пишет Рабкин, «в дверях возмущенный бородач, уже успев одеть каску, чуть ли не пинками в зад выгоняет недобритого клиента, с грохотом опускает ставню и прыгает к машине, на ходу освобождаясь от халата. Он подхвачен, машина берет скорость, развевается борода…»


И это только одна из многочисленных легенд Пожарного переулка, который по-прежнему хранит память об отважных и смелых людях. В этом участники экскурсии смогли удостовериться благодаря сотрудникам Бобруйского горрайотдела по чрезвычайным ситуациям в музее МЧС, который располагается в здании старейшей пожарной части города. И тут экскурсанты увидели в реальности работу Мастера: среди картин бобруйских художников парный портрет пожарных кисти А. Рабкина. Это не могло не порадовать всех собравшихся, но особенно тронуло Нину Михайловну Королеву, вдову Абрама Исааковича. У нее получился очень насыщенный и эмоциональный день. Но на то и день рождения, чтобы заряжаться положительной энергией. А поскольку день такой особенный, то и проходил он необычно.


Листая страницы книги, как карту маршрута, участники шли по описанным Рабкиным местам, где, казалось, стерлись временные рамки, и вот грозная Мнуха движется по рынку, пугая жевжиков, а вот грациозно шествуют красавица Хае-Рива Годкина, похожая на английского адмирала, и Авром Немец, величественный, как библейский пророк. Художник Рондлин расходует неисчерпаемые запасы красной краски на бесконечных Марксов и беспокоится о переименовании ухабистой Демидовской улицы в Коммунистическую. В кинотеатре «Пролетарий» все также собирается публика на вечерний сеанс, а хозяйственная Матля готовит фирменные моченые яблоки…
– Тут была синагога, а вот тут иешива, а напротив аптека провизора Розовского, который был давно и всегда и ни на час не разлучался с аптекой, жил он тут же, только вход со двора, и колдовал над лечебными снадобьями днем и даже ночью. Не давал умереть своим пациентам военный врач, статский надворный советник Исидор Самуилович Фейертаг. Совсем неподалеку от Шоссейной-Бахарова на улице Пушкина сохранился дом знаменитого доктора-бессребренника, а этот квартал так и называли – Фейертаговским.
Жители города любили пересказывать истории удивительных исцелений уже попрощавшихся с этим миром нищих, очнувшихся здоровыми, да еще с деньгами под подушкой, куда их клал «на поправку» добрый доктор.
«— Знаете, что люди делали, когда он сам болел, чтобы на улицах было тише? — спросил Славин. — Ведь в той стороне, куда мы едем, размещался артиллерийский полк царской армии, и тяжелые пушки и кованые кони по булыжникам грохотали так, как будто шла война. Тогда люди рубили под Титовкой еловые лапки и застилали ими всю улицу до самого переезда.
— Он стоил того, — сказал Неях, выпятив нижнюю губу и задрав подбородок».
Солнце потихоньку садилось, опуская воскресные сумерки на город детства мальчика Бромы, но никто не торопился расходиться после прогулки в день рождения.
Вниз по Шоссейной провел мальчик Брома по родной улице своих читателей, приветливо помахав рукой каждому персонажу. Уже практически в темноте подошли к дворику, где размещались мастерская и дом Абрама Исааковича.
«Вниз по Шоссейной» – не прошлая жизнь и не ушедшая. Она течет в параллельном измерении. Сама книга – целый мир, который оживает в иллюстрациях-картинах Абрама Рабкина и в воображении, как только начинаешь читать. Это не просто легенды и истории Бобруйска, это та его атмосфера, которая сохраняется в каштановых и липовых аллеях, в надежном красном кирпиче, в резных ставнях, в заросших сиренью двориках, где по-прежнему пахнет детством и радостью.