0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Вера Хоружая: «Не только живу, но и горю жизнью, работой, восторгом, энергией». Герой Советского Союза родилась 115 лет назад в нашем городе

4 953 0

Вера Хоружая: «Не только живу, но и горю жизнью, работой,  восторгом, энергией». Герой Советского Союза родилась 115 лет назад в нашем городе

Еженедельный журнал «Вестник полиции» в №33 за 1908 год сообщил, что «помощник пристава бобруйской городской полиции, не имеющий чина Захарий Бонифатьевич Хоружий, командируется к исполнению обязанностей полицейского надзирателя 1-й части г. Мозыря и пристава 2-го стана Бобруйского уезда». Но через год он уволился из «органов». Это был отец будущего Героя Советского Союза Веры Захаровны Хоружей.

«Жизнь безгранично прекрасна, а жизнь в соединении с борьбой – это счастье»
Естественно, 6-летняя Вера переехала тоже из Бобруйска в уездный город на берегу Припяти. Захар Бонифатьевич, попрощавшись со службой, работал уже земле­устроителем. Не имея образования, освоил ремесло на практике. Его жена Александра Иеронимовна, всегда занятая домашними хлопотами, много внимания уделяла четверым детям – Василию, Вере, Надежде, Любови.
Учившаяся прежде в гимназии, трудовую среднюю школу Вера окончила одновременно с братом в 1919 году. Теперь нужно было вплотную думать о заработке для семьи. Получить работу в Мозыре не удалось. С трудом устроилась в одной из сельских школ. Жить на жалованье, которое выплачивалось с перебоями, было невозможно. Пришлось молодому педагогу еще и батрачить у кулака, чтобы заработать дополнительно хлеб и картошку. На следующее лето Вера едва не увязалась за Василием, ехавшим в Москву поступать в сельскохозяйственную академию. Сама же она мечтала об историко-филологическом факультете МГУ. Однако сваливший ее тиф заставил остаться в Мозыре. В 1920 году, сразу же после прихода на Полесье Красной Армии, Вера вступила в ряды комсомола. Юноши и девушки с огоньком и песнями трудились на разгрузке барж с дровами для населения, приводили в порядок братские могилы революционеров, благоустраивали городской парк. А когда в окрестностях Мозыря появились банды Булак-Балаховича, комсомольцы взяли в руки винтовки, вступив в отряд ЧОНа – частей особого назначения. Были зачислены в отряд и четыре подруги: Дора Зарецкая, Бронислава Сафьян, Ольга Тихонова и Вера Хоружая.
«Миллионами рук ткется новый, невиданный, светлый узор новой жизни…»
А в июне 1921 года Вера по направлению ЦК комсомола Белоруссии прибыла в родной Бобруйск. Молодой кандидат в члены партии работала инструктором, а затем руководила отделом политпросветработы укома комсомола. Позднее бобруйчанка Мария Ароновна Давидович вспоминала: «Как-то в декабре ко мне забежала Вера. Даже для ее горячей натуры она была как-то особенно возбуждена: «Знаешь, Маруся, у меня сегодня необычный день – будут принимать в партию. Я очень волнуюсь. Ведь это такое дело! Пойдем со мной на собрание, с тобой спокойнее будет».
Вскоре подруги подходили к уездному комитету партии, который помещался в одноэтажном особняке на Пушкинской улице. Здесь же находился и клуб «Рабочий и солдат», где в основном и обсуждались все важные вопросы городской организации большевиков, в том числе прием в партию.
Рассмотрели и заявление Веры Захаровны Хоружей. Вопросов к ней не поступило – наоборот, старшие товарищи, знавшие активную комсомолку, предложили сразу перевести ее из кандидатов в члены партии. Но председатель собрания соблюдал формальности и предложил «заслушать товарища Хоружую». В считанные минуты вместила Вера свою коротенькую биографию. Когда закончила, зал молчал, будто товарищи ждали еще каких-то слов. И Вера их сказала. Словно заглядывая в даль времени, она твердо произнесла: «Буду верна партии, Советской республике до последнего своего вздоха». И оттого что сказано это было негромко, слова прозвучали как клятва. За прием Веры в ряды РКП(б) проголосовали единогласно.
«Да здравствует объединенная Советская Белоруссия!»
…В 1922 году в Минске открылась республиканская совпартшкола. Среди ее первых слушателей была Вера Хоружая, которую после окончания учебы оставили работать в аппарате ЦК комсомола Белоруссии. Одновременно она являлась редактором газеты «Малады араты» и активно сотрудничала в республиканской молодежной газете «Чырвоная змена». В 1923 году Вера подала идею образовать из актива Дома юношества комсомольскую коммуну. И скоро на Провиантской улице появилась коммуна из 40 юношей и девушек. Нередко они заинтересованно обсуждали положение сверстников в Западной Белоруссии. Вера тоже живо интересовалась борьбой трудящихся, молодежи на территории «под Польшей». Она всем сердцем сочувствовала своим угнетенным братьям и сестрам. Ей хотелось помочь им. И вскоре она уехала из Минска.
А в начале 1924 года в рабочем предместье Белостока поселилась молодая учительница Вероника Корчевская – такой псевдоним выбрала себе Вера. Она много разъезжала, выступала на нелегальных митингах и сходках перед рабочей и учащейся молодежью Белостока, Бельска, Бреста, Гродно, Пружан, Слонима, среди крестьян многих сел и деревень. Молодая революционерка завоевала прочный авторитет среди польских и белорусских коммунистов и комсомольцев. Она стала секретарем ЦК комсомола и членом ЦК Компартии Западной Белоруссии, вошла в состав ЦК комсомола Польши. Разгадать полиции тайну учительницы Вероники Корчевской удалось не сразу. Подпольщицу схватили 15 сентября 1925 года в Белостоке, когда охранка производила массовые аресты членов Коммунистической партии Западной Белоруссии.
В январе следующего года в числе 31 партийца Хоружую судили в Бресте по обвинению в революционной деятельности. После нескольких каталажек дефензивы осенью 1928 года Вера Хоружая была доставлена в Фордон – женскую каторжную тюрьму недалеко от западной границы Польши. В общей сложности 7 лет провела Вера в белостокском и фордонском заточении. Неизгладимое впечатление об этих годах оставляют письма политической узницы. Ее друзья заботливо собрали и издали их в 1930 году отдельной книжкой, так и назвав ее – «Письма на волю». Это яркий, волнующий документ своего времени. Как писала в «Правде» Н.К. Крупская в 1932 году, «Эти письма производят сильное впечатление. Они передают тюремные переживания молодой комсомолки. В них не описывается никаких особых ужасов. Написаны они просто, искренне. Но из каждой строки смотрит на вас человек сильной воли, убежденный революционер, борец за рабочее дело…»… В 1932 году по договоренности между правительствами СССР и Польши был произведен обмен политзаключенными, в число которых вошла и Вера.
После непродолжительной передышки Вера вновь включилась в активную работу. Она пишет статьи, воззвания и агитационные брошюры. Но эта работа не принесла удовлетворения. В 1935 году с путевкой ЦК ВКП(б) Вера Хоружая поехала в далекий Казахстан. Город Балхаш тех лет встретил ее неласково. Но кипучая работа с людьми полностью захватила Веру. Дел у нового заведующего агитмассовым отделом горкома партии было немало. Вдали от малой родины Вера вышла замуж. Здесь родилась у нее дочка Аня. Но в 1937 году Веру Хоружую арестовали. Она стала жертвой беззаконий и произвола периода культа личности Сталина. Два года отбыла она в тюрьме…

Учившаяся прежде в гимназии, трудовую среднюю школу Вера окончила одновременно с братом в 1919 году. Теперь нужно было вплотную думать о заработке для семьи. Получить работу в Мозыре не удалось. С трудом устроилась в одной из сельских школ. Жить на жалованье, которое выплачивалось с перебоями, было невозможно. Пришлось молодому педагогу еще и батрачить у кулака, чтобы заработать дополнительно хлеб и картошку. На следующее лето Вера едва не увязалась за Василием, ехавшим в Москву поступать в сельскохозяйственную академию. Сама же она мечтала об историко-филологическом факультете МГУ. Однако сваливший ее тиф заставил остаться в Мозыре.

//www.bobrlife.by/wp-content/uploads/2018/09/Vera-Horuzhaja_cr_cr.jpg
//www.bobrlife.by/wp-content/uploads/2018/09/V.Horuzhaja_cr.jpg

«Посылаю тебе заряд силы в сто вольт…»
В сентябре 1939-го после воссоединения Западной Белоруссии Хоружая сразу же попросилась на работу в знакомые места. И вот она снова в западных областях. Здесь особенно нужны были ее опыт, энергия, талант организатора. Она работает сначала в Телеханском райкоме партии, а через год переводится в отдел пропаганды и агитации Пинского обкома КП(б) Белоруссии. Здесь ее и застала война. В созданный с первых дней Пинский отряд народных мстителей Вера и ее муж Сергей Корнилов, работник горкома партии, вступили первыми. С их помощью легендарный ВасилийКорж создал ядро отряда, впоследствии выросшего в крупное партизанское соединение. Однако вскоре муж Веры погиб. Из Гомеля ее на военной машине вывезли в Москву.
Затем – Скопин, тихий город Рязанской области. Тут много лет жила младшая сестра Люба. Как и ее муж (в первую военную осень он погиб на фронте), она работала учительницей. У нее росла дочь Кима. В Скопине в суровые октябрьские дни Вера родила сына и назвала его в память о муже Сергеем. Вскоре она с детьми, матерью и сестрой Надеждой вынуждены были эвакуироваться в Пермскую область. Ее неудержимо тянуло на захваченную врагом родину. Никакие уговоры и доводы близких, товарищей не помогали. В конце концов ей удалось добиться своего. Вере поручили создать в оккупированном Витебске партийное подполье. У нее по­явились документы на имя Анны Сергеевны Корниловой. Она взяла себе псевдоним подпольщицы, составленный из имен дочери и сына, фамилии мужа-героя.
Хоружая сразу же организовала подпольную работу в городе. Там действовало несколько групп, связанных с партизанским лесом. Наряду с молодежью в группу Веры входили белорусские товарищи по партии: Софья Сергеевна Панкова, Мария Степановна Яцко и Анна Петровна Иванькова. Кроме того, с партизанами сотрудничали десятки других надежных товарищей. Все они сообщали сведения о численности врага, его передвижениях и готовящихся операциях. Однако не всегда подпольщикам удавалось избежать провала. Так, после мучительных допросов оккупанты расстреляли семью Воробьевых и Клаву Болдачеву. Как расправились фашистские палачи с Верой Хоружей и ее товарищами, пока достоверно не установлено. Известно, что никто из подпольщиков ни в чем не сознался, не выдал партизанских секретов. И еще неопровержимый факт: когда после допроса Веру уводили всю избитую и окровавленную, она крикнула в лицо мучителям: «Да здравствует Родина!»
«Странно мне себе представить, что меня в самом деле помнят…»
О нашей землячке помнят не только в Бобруйске. Имя Веры Хоружей носят улицы в Минске и Витебске, Бресте и Гродно, Мозыре и Пинске, Калинковичах и Телеханах, других городах и поселках. И не только белорусских. Естественно, живет память о Герое и в нашем городе на Березине – ее именем названы улица и школа №27, а бобруйская поэтесса Светлана Басуматрова посвятила Вере Хоружей стихотворение, где есть такие строки: «Яе не забілі фашысты за кратамі, бо гэткае веры забіць не маглі. Я крочу па вуліцы Веры, і клятвай штокрок адгукаецца голас зямлі: «Я – Вера, я – Вера, я – Вера Харужая, бяссмертная вера ў бяссмертны народ. Над горадам, сонцам і ветрам асмужаным, гучаць пазыўныя палаючых год».