0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Валяние из шерсти – самое главное увлечение в жизни Алены Пшанцевой

161 0

Валяние из шерсти – самое главное увлечение в жизни Алены Пшанцевой

Самые главные увлечения в жизни Алены Пшанцевой – семья, дети и любимое занятие – валяние из шерсти. Из разноцветной пряжи она может сделать что угодно: от украшений до одежды. Мы познакомились на одном из мастер-классов, который Алена проводила для школьниц в библиотеке. Рукодельница принесла показать готовые вещи, свалянные из шерсти. Собравшиеся с интересом разглядывали необычные броши, бусы и серьги, трогали тонкую мягкую ткань, из которой сделаны модные шапки, примеряли жилеты ручной работы.

– Алена, как Вы заинтересовались валянием из шерсти? Что стало отправной точкой?

– Бывает в жизни переломный момент, когда уходишь в другое русло. У меня так получилось, когда случайно увидела, как девушка-коллега делает бусики из шерсти. Настолько привлек их цвет – впечатляющий сливовый оттенок, как будто морозный, смешанный с инеем или снегом. Так захотелось эти бусы купить! Потом уже стала интересоваться, что за техника, открывать, узнавать и учиться валянию через интернет. Покупала шерсть, разбиралась в качестве (она ведь разная бывает). В общем, сильно увлеклась. Дети тогда были маленькие (а их у меня трое), я была в декрете. Первое время занималась валянием ночью, когда домашние спать ложились и никто не отвлекал.

– Получается, Вы самоучка?

– Войлоковалянию возможно научиться только самому. В интернете сейчас много информации можно найти. Через соцсети познакомилась с женщинами, которые занимаются валянием из шерсти на высоком уровне. Хорошо научиться ремеслу можно у мастериц-валяльщиц: брала мастер-классы, задавала вопросы, наблюдала, пробовала. Почти девять лет накопительной работы. Я управленец по образованию, занимала руководящие посты в сфере культуры, а валяние из шерсти было устойчивым хобби. Года два назад решилась оставить должность и серьезно занялась фелтингом, оформила ремесленничество. Это было непросто, но меня поддержали семья и близкие.

– Вы смелый в поступках и самодостаточный человек по жизни?

– Я человек, который ищет душевный комфорт. В момент переоценки жизненных ценностей надо себя спросить и честно ответить, чего ты хочешь. Для меня была важна гармония. Очень люблю философию Вячеслава Полунина (помните, клоун такой, «Асисяй»?). Он всегда говорит: «Окружайте себя людьми, которых хотите обнять». Это на самом деле много значит. Если тебе неуютно в каком-то обществе, если чувствуешь дискомфорт в работе, проекте, мне кажется, лучше уйти. И еще у Полунина есть фраза: «Опускай ноги в воду и перезагружайся». Занимаешься чем-то, прошло время, ставишь ноги в воду и переосмысливаешь, думаешь: хорошо ли тебе, счастлив ли ты? Если за три года, например, не получил какой-то отдачи или душевного удовлетворения, зачем идти в этом направлении, есть ли смысл продвигаться дальше? Мне кажется, это умно.

– Итак, валяние из шерсти стало любимым делом. Вы уже достигли того уровня мастерства, когда можно обучать ремеслу других. На мастер-классе я видела, с каким увлечением девочки делали брошки-сердечки из шерсти. Тогда же узнала, что валять можно сухим и мокрым способом. Вам какой больше нравится?

– Процесс сухого валяния напоминает лепку. Специальной иголкой с зазубринками шерсть много раз протыкается, от чего волокна спутываются между собой и образуют плотный материал. Здесь невозможно скопировать не только чужую, но и собственную работу. Всегда получается по-разному. Сухое валяние больше подходит для создания объемных изделий – игрушек, кукол, украшений. В мокрой технологии используется мыльный раствор. Шерсть раскладывается на пленке в определенном направлении, через сеточку (чтобы ничего не нарушить) смачивается мыльным раствором. Можно добавить украшения, волокна вискозы, шелка, крапивы, льна, бамбука – что угодно. Начинаешь руками все это притирать, волокна сцепляются, получается ткань. Это исключительно ручной труд: только руки, вода и хорошее настроение. А создать ткань мягкую, воздушную, тонкую – особое мастерство. Для меня очень привлекательно в валянии из шерсти именно то (я это оценила со временем), что процесс работы можно в любой момент оставить, заняться другими делами и потом вернуться хоть через два дня. С мокрой пряжей ничего не станет, иногда «отдых» ей даже на пользу пойдет. Если шерсть правильно сваляна, готовое изделие никогда не даст усадку, не свернется, не растянется.

Сейчас, конечно, шерсть продается уже обработанная, но все равно издает специфический натуральный запах. Когда намочила пряжу и уловила этот запах в первый раз, во мне взыграли гены: я вспомнила, что моя бабушка держала овец, как она стригла им шерсть (тогда говорили по-белорусски «воўну»), занималась пряжей, делала валенки, вязала много. До сих пор остались клубки настоящих шерстяных некрашеных ниток. Берегу их как реликвию. Кстати, и студию свою, где обучаю валянию из шерсти, назвала «Воўна.бай».

– Кто занимается в Вашей студии?

– У меня группа из 12 человек, занимаемся во Дворце искусств. Посещают студию и школьницы, и взрослые женщины. Приходят просто как на арт-терапию. Валяние – весьма увлекательное дело и, мне кажется, очень хороший способ отдохнуть. Время пробегает незаметно, мгновенно. Девочки-ученицы говорят, что валяние действует лучше, чем медитация: окунаешься в процесс, отключаются мысли, забываешь обо всем. Даже морщинки разглаживаются. За три часа занятия можно сделать украшение. Азартному человеку, с горящими глазами, которому нужен быстрый результат, подходит этот вид искусства. Но в то же время с шерстью необходимы аккуратность и большое терпение в работе. Моим сыну и дочке тоже нравится ходить в студию. Неважно, пригодится им потом валяние или нет, но навык останется на всю жизнь. Я вообще за то, чтобы дети учились что-то делать руками. Если освоил ремесло, имеешь определенную свободу и можешь всегда надеяться на себя.

– Валяльщицы делают из шерсти умилительные игрушки, картины, оригинальные сумки и украшения, дизайнерскую обувь, одежду, шляпы… Какое направление ближе Вам?

– Войлок – безграничное фантазийное пространство, где можно бесконечно развиваться. Действительно, каждая валяльщица выбирает что-то свое и совершенствуется в этом направлении. Я попробовала всего по чуть-чуть и поняла, что мне интересно «уйти» в одежду. Очень нравится придумывать и валять жилеты, шапочки, шарфы, пальто. Сама создаю ткань и неповторимый рисунок. Шерсть обладает чудесными качествами: одежду из этой натуральной дышащей ткани комфортно носить и в 30 градусов жары, и в 30 градусов мороза. Сейчас в продаже богатая цветовая палитра, к тому же можно миксовать пряжу и получать различные новые оттенки. Нравятся сливовые, сочные вишневые, ягодные, особенно ежевичные. У меня нет художест­венного образования, но я много читала о сочетаемости цветов. Для меня всегда решается это просто: если цвета гармонично соединяются в природе, значит, будет красиво. Воодушевляют на творчество работы художников. Иногда вдохновение приходит от одного взгляда на картину. Я очень люблю искусство. Если нравится живописное полотно, тут же проникаюсь темой, читаю, ищу все о мастере, изучаю его жизненный путь, смотрю другие картины. Обожаю работы австрийского художника Густава Климта.

– А чего еще хочется достичь в жизни? Поделитесь мечтами?

– Работаю пока дома. Все уже привыкли, что в гостиной горы шерсти и швейная машинка. Поэтому очень хочу творческую мастерскую в центре города, чтобы обучать ремеслу валяния увлеченных детей, передавать им знания и навыки, чтобы не прерывалась преемственность поколений. Хочу проводить мастер-классы выходного дня, куда бобруйчане смогут приходить семьями. Хочу постоянно развиваться, чтобы стать по-настоящему хорошим мастером. А еще участвовать в фестивале-конкурсе «Мельница моды». Мечтаю открыть собственный магазин, где бы продавались шерстяные вещи, сделанные мной и учениками. Хочется многого. У меня масса интересных проектов и идей, которые я еще не воплотила.

Маргарита Бушуева.

Фото из архива Алены Пшанцевой.