0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

В зеркале «Палявання на сябе». Наш критик сходила на премьеру спектакля

Bobrlife.by 272 0

В зеркале «Палявання на сябе». Наш критик сходила на премьеру спектакля

10 октября прошлого года в Республиканском театре белорусской драматургии (Минск) состоялась премьера: украинский режиссер Стас Жирков («Любовь людей», «Гуппи», «Сталкеры», «ГЕТАМЫ») представил вниманию публики спектакль «Паляванне на сябе» по мотивам пьесы Александра Вампилова «Утиная охота».

Написанное в 1967 году крамольное произведение приобрело статус культового: алкоголизм, суицид, измены, семейное насилие и очковтирательство не приветствовались на советской сцене. «Утиную охоту» ставят до сих пор, Зилова играют Хабенский и Янковский. В чем отличие нового спектакля, который, несомненно, оставит след в этом театральном сезоне? Жирков пообещал зрителям свой фирменный «сновидческий реализм» – и не обманул. На минувшей неделе увидеть яркую и неоднозначную постановку смогли и бобруйчане.
«Ало, я ў тіатры», — приглушенно произносит мужской голос. Раздаются два выстрела (такое вот «предупреждение»), и действо начинается. На сцене «трое из ларца» (арт. А. Курень, А. Новик, Д. Давидович) ведут громкий и сумбурный диалог, потролливая друг друга. Постепенно зритель узнает, что некто Витя Зилов (арт. М. Брагинец), любитель охоты, выпивки и женщин, умер. То есть он не умер, но его приятели, «благодарные» ему за скандал накануне, решают именно так над ним подшутить. Держа в руках траурный венок, Зилов внезапно задумывается о жизни. Воспоминания («улазіны» в пустой квартире, ненужная любовница, знакомство с Ириной, бестолковая работа, попытка вернуть любовь жены, смерть отца, «липовый» проект, ссоры и скандалы, измены, драка) и составляют сюжетную канву спектакля – запутанный лабиринт сознания мужчины, переживающего кризис среднего возраста. Вампиловская пьеса актуализируется: Зилов получает квартиру в «Новой Боровой», его любовница Вера (арт. А. Семеняка) из официантки превращается в певичку с узнаваемым репертуаром, а лжереконструкция проводится на крахмальном заводе в Любани. Кто-то из героев говорит на трасянке, кто-то – по-русски. В спектакль входят культурный и социальный контекст. Происходящее на сцене вполне современно, пусть над Ириной (арт. Г. Быкова) в одной из сцен актеры и иронизируют: «Простите! Пьеса 1967 года! Тогда для девушки такое поведение было нормальным...» Бытовая история незаметно превращается в философскую, если угодно: главный герой все больше и больше запутывается в себе, поводов для смеха у зрителя становится все меньше.
Осветители, декораторы, звуковики создали прекрасную минималистскую атмосферу, которая не отвлекает от происходящего. Многие сцены играются в полумраке. Актеры работают на максимуме: жест, голос, мимика, пластика – все идет в ход.
Особенно запоминаются перевоплощения Сергея Шимко. Его Кушак, начальник Зилова, то зажатый интеллигент, то заносчивый чиновник, то хамоватый бандит – и во всех ипостасях актер органичен. Прима театра Людмила Сидоркевич (Галина) тонко и изящно передает драматизм разрушающейся любви. Ее персонаж резко контрастирует с Верой, Ириной и Валерией (арт. А. Боброва), яркими и шаржированными. Зилов должен сделать выбор, но с каждым шагом запутывается еще больше и в результате теряет все.
Кто же такой Зилов? Ответ Стаса Жиркова однозначен: эгоист, домашний тиран, лентяй, живущий механической не-жизнью. Максим Брагинец отыгрывает его на ура. Но у Вампилова главный герой глубже и сложнее, а сюжет во многом определяется его отношениями с женой. Они чужие друг другу, им не о чем разговаривать, и попытка Зилова реанимировать былую романтику скатывается либо в фарс, либо в сцену почти-изнасилования, вызвавшую негодование у части публики. Окружающий мир показан его глазами, через его восприятие. И надо сказать, он далек от привычного подготовленному зрителю «Отпуска в сентябре», где Зилов Олега Даля – типичный рефлексирующий интеллигент эпохи застоя. Зилов Максима Брагинца живет в соседнем подъезде, по утрам ездит на ненавистную работу, а вечером копается в себе, пьет и мечтает об утиной охоте, на которую так и не отправится…
«Паляванне на сябе» – откровенный спектакль, который не все смогли досмотреть до конца. Гротесковый, фарсовый. Но на зеркало неча пенять…