0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Танцуем «Сиртаки»: в Бобруйске открыли юбилейный театральный сезон

460 0

Танцуем «Сиртаки»: в Бобруйске открыли юбилейный театральный сезон

11 октября на сцене Могилевского областного театра драмы и комедии им. В.И. Дунина-Марцинкевича открылся 75-ый театральный сезон. Первый спектакль – молодежный драйв «Сиртаки» - прошел с переаншлагом. В отсутствие главного режиссера театра (эта должность все еще вакантна) пьесу витебского драматурга Ольги Прусак поставила режиссер Татьяна Троянович, руководитель Центра экспериментальной режиссуры (г. Минск), известная бобруйчанам и гостям нашего города как режиссер-постановщик спектаклей «Точки на временной оси» и «Смешанные чувства».

В центре сюжета история двадцатитрехлетней провинциалки Ани (арт. М. Дорогобед), выпускницы театрального вуза, мечтающей о большой актерской карьере. Но, как многим до нее и после нее, девушке приходится временно подрабатывать, неутомимо рассылая по актерским агентствам свое портфолио. Аня становится аниматором-промоутером в ресторане «Сиртаки» где-то в спальном районе большого города. Греческого в этом ресторане – только название: весь персонал – выходцы из Средней Азии, а главная приманка в меню – суши. Но девушка не унывает: менеджер Алия (арт. О. Гурина) не такая уж мегера, суп для персонала варят совершенно точно не из крыс, а официант Жасурбек (арт. А. Тихонов) оказывается хорошим другом. И Аня в давно не стираном желтом костюме выходит на работу…

Пьесы Ольги Прусак попадали в шорт-листы конкурсов «Евразия», «Ремарка», «Действующие лица». Сам Андрей Звягинцев в 2017 году отметил ее синопсис «Опека» как лучшую идею для фильма на сценарном конкурсе от компании Rec, а постановки по ее пьесам «Дежевью» и «Сегодня никто не родился» время от времени показывают в Белорусском свободном театре. Ольга – один из пяти современных белорусских драматургов, которых «стыдно не знать». С этой точки зрения появление в репертуаре бобруйской труппы спектакля по ее пьесе понятно. Не очень понятно, почему выбор пал на «Сиртаки» - мелодраматическую историю из жизни аниматоров в ростовых куклах.

Творческая группа из Минска, которая уже поставила в Бобруйске упомянутые выше «Точки на временной оси» и «Смешанные чувства», постаралась выжать из сюжета и бобруйской труппы все возможное, чтобы спектакль получился. И отчасти им это удалось: картинка вышла вполне себе яркой и динамичной, очень удачно выглядит параллель «мистер Сыр» (тот самый желтый костюм, в котором Аня танцует и раздает флаеры у метро) и «Сир» (кумир Ани Чарли Чаплин, то и дело появляющийся на сцене в виде ростового фото, мелодии, танцевального номера). Плюс Сир – Сиртаки… Хорошая, знаете ли, попытка соединить несоединимое. Наши актеры, оказывается, умеют неплохо – и синхронно – двигаться, прекрасно могут петь живьем, отлично справляются с бесконечными перевоплощениями по ходу пьесы. Визуал от художника-постановщика В. Правдиной выглядит атмосферно и органично, костюмы и декорации удачно вписываются в пространство спектакля. Мария Дорогобед по ходу действия раскрывается как талантливая молодая актриса с определенным потенциалом. Александр Тихонов неплохо, но чересчур экспрессивно для казаха танцует, Ольга Гурина несколько переигрывает – но мы спишем это на премьерное волнение. Не очень понятен выбор А. Парфеновича на роль промоутера-афроамериканца, рекламирующего шубы. Возможно, дело в росте персонажа, заявленном в тексте, а возможно, Александр Александрович просто был не прочь развлечься. Казалось бы, все неплохо. Вот только не самый сильный и интересный сюжет, напоминающий лайт-версию пелевинской «Жизни насекомых», но без ее беспощадной остросоциальной лиричности, превращается на сцене в околокинематографичную безнадегу в мишуре. Слаженность мастеров сцены и молодежи во «вставных» номерах в некоторой степени спасает происходящее, но для театра с 75-летней историей этого маловато. Сцены сменяют друг друга, женский голос за кадром читает список действующих лиц и авторские ремарки.

В финале спектакля хочется произнести знаменитое «Сдается мне, джентльмены, это была… комедия» - но язык не поворачивается: «Сиртаки» - это не комедия. Это зеркало нашей с вами жизни – муравейника, в котором ни до кого никому нет дела. Просто зеркало, без каких-либо выдающихся мыслей. Главная героиня, как это обычно бывает в пьесах О. Прусак, уходит в никуда, а те, кого она так недолго тормошила-веселила, танцуют: ничего не изменилось, ничего девушка не изменила. Все самое важное в пьесе сказал Жасурбек – и исчез, избитый до полусмерти дворниками-соотечественниками. Но этот момент проходит почти незамеченным на фоне пестрого ревю жизни города. Незамеченным, как и таблички с хэштегами  над головами героев. Ночь, улица, толпа, сиртаки… Говорят, автору пьесы спектакль понравился. «Пренебречь, вальсируем!»…