0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

О работе в «Камунісце» и «Бабруйскім жыцці» вспоминает бывшая машинистка редакции

350 0

О работе в «Камунісце» и «Бабруйскім жыцці» вспоминает бывшая машинистка редакции

Первый мой рабочий день в редакции газеты «Камуніст» – 18 июня 1975 года. Но сначала о том, что предшествовало смене моей предыдущей работы.
Тогда я работала в штабе дивизии в авиагородке, отвечала за секретную переписку. Работа была ответственная, а зарплата небольшая. И вдруг мне попалось на глаза объявление в газете: требуется машинистка «з веданнем беларускай мовы». Решила про себя: попробую, вдруг возьмут, тем более родным языком владею.

Первым, кого я встретила, придя в редакцию, был Ефим Романович Гейкер. Этот седовласый, красивый мужчина, выслушав меня, привел к редактору.
Возглавлял «Камуніст» в то время Николай Павлович Волоткович. Он дал мне задание: перевести текст на белорусский язык и напечатать один лист на пишущей машинке. Привел в машбюро и представил: «Фира, вот тебе Валентина, пусть садится за машинку, напечатает, потом принесет мне». Фира (а это была Эсфирь Иосифовна Гренадер) – уникальная женщина, но о ней позже.
Печатные машинки были допотопные, со времен войны. Как я узнала потом, на эту должность претендовало много женщин, но, увидев машинки или немного поработав на них, все убегали. Я справилась с заданием, хотя и не без загвоздки в буквальном смысле. Все перевела, а вот слово «гвоздь» – никак. Спрашиваю у Фиры Иосифовны: «Подскажите, как будет по-белорусски «гвоздь». Она посмотрела на меня с удивлением: «Ну, так и будет – цвік! И как это ты будешь работать?»
Отдала я напечатанное Николаю Павловичу и ушла с уверенностью, что меня не возьмут. Через дней семь меня вызывают к начальнику штаба к телефону. В трубке голос редактора: «Что же вы не выходите не работу?» Я растерялась и молчу. «Завтра жду к девяти часам в редакции».
И вот я член нового коллектива.

Мы с Фирой внимательно вслушивались в речь диктора, печатали текст – нельзя было пропустить ничего, это было политическое дело, да и смысл терялся.
Редко, но бывало, что пропускали что-то или не разобрали. Тогда на помощь приходил Сергей Васильевич Кобля, в то время замредактора. Он или перезванивал в БелТА, или сам по смыслу догадывался и подсказывал пропущенное слово. Это была такая нервотрепка, что в эти дни приходилось принимать таблетки.

Тогда работать было трудно, газета выходила четыре раза в неделю полностью на белорусском языке. Мало того, мне приходилось принимать тексты ТАСС и БелТА по радиоприемнику. Это была очень ответственная работа. Два раза в неделю мы закрывали двери, и с 11.10 до 12.00 к нам даже мышь в кабинет не забегала.

Немало «попила крови» и тогдашний ответственный секретарь Анна Дмитриевна Лозовая. Она делала макет газеты с линейкой и строкомером. Так вот она со мной (да и не только со мной) никогда не церемонилась. Чуть что – ругалась, но не кричала, а буквально шипела от злости. Ее уже нет на этом свете, а как говорится, о покойных или хорошо, или ничего, поэтому я помолчу…

Успокаивала меня Фира Иосифовна, говорила: «Что ты ревешь? Пос…ть на нее!» От ее еврейского интересного акцента всегда становилось смешно, и я меньше переживала. К слову, Фира Иосифовна ошибок почти не делала, она великолепно знала три языка – еврейский, русский и белорусский – и частенько правила тексты опытных журналистов. Это была умная женщина со своеобразным юмором. Однажды она очень долго ждала Ефима Романовича, когда он отдаст свой текст на печать. Рабочий день практически закончился, и она, не выдержав, послала меня к нему: «Валя! Иди и скажи ему: «Поц, иди печатайся!» И передай в точности!» Я, наив­ная, не зная, что обозначает это слово, передала точь-в-точь Гейкеру ее слова. Как же он подскочил! Я ушла домой и не видела, как в машбюро жутко поругались два интеллигентных человека. Об этом я узнала назавтра.
Конечно, такие инциденты были редкостью в редакции. В основном жили-работали дружно. Но без курьезных ситуаций, разумеется, никак.
Газета наша была объединенной – городской и районной. Заведующим сельхоз­отделом был Алексей Антонович Горелик. Он всегда говорил по-белорусски. Редактор звал его Алесем. Потом в сельхозотделе работали тогда еще молодые Александр Казак и Александр Удодов. Работа у них была, не побоюсь этого слова, собачья. Надо было постоянно выезжать в район на ломающейся редакционной машине, собирать сводки, вовремя сдавать материалы в набор.
Чаще всего мы оставались на работе именно из-за них – когда они там доберутся из отдаленного колхоза…

Но вернемся к Горелику. Однажды мы с редактором набирали текст, дверь кабинета была открыта. Мимо, держась за спину, прошел Алексей Антонович.
– Алесь! – окликнул его Волоткович. – Ідзі сюды.
Тот подошел, морщась.
– Ты што піў?
– Нічога не піў, Мікалай Паўлавіч, пры­ехаў з калгаса, баліць спіна.
– Ах, дык ты яшчэ і брэшаш! Ідзі дамоў, заўтра напішаш заяву аб звальненні!
– Ай, ну што вы ўжо так! Ну што я там піў, нічога не піў, ну калі два стаканы віна і выпіў, дык што там такога? Гэта хіба піў, гэта ж не гарэлка! Я ўсё зраблю…

//www.bobrlife.by/wp-content/uploads/2018/03/5C2B3718.jpg

И действительно, после вынужденного «отдыха» утром все материалы были в наборе в идеальном, как всегда, виде. К слову, Алексей Антонович мог из одной фразы написать большой интересный очерк. Выходили из-под его пера прекрасные фельетоны и, конечно, стихи.
Расскажу еще об одном забавном случае. Тогда газету печатали в бобруйской типографии. Там же находились и корректоры из редакции – Дора Исааковна Басс и Анна Скрипунова. Однажды мне пришлось заменить Аню и подчитывать Доре Исааковне. Зазвонил телефон, и Дора подняла трубку. Это был редактор. Дальше происходит такой разговор:
– Гэта друкарня?
– Якая табе пякарня? Куды ты звоніш?
– Гэта Дора?
– Які Жора?! Напіўся, дык будзь чалавекам!
Дора бросает трубку.
Через пять минут в кабинет влетает разъяренный Волоткович:
– Дора! Если ты глухая, сходи к врачу! Это я звонил! Ты поняла?!
– Ну, поняла, и что с того? Ай, иди ты отсюдова в ж…!
– Что-что?
– Ничего, не мешай работать!
И редактор, не обижаясь, уходит, зная Дорину бесцеремонность.
Так я и работала до ухода в декретный отпуск. Через 11 месяцев после рождения дочери вышла на работу по просьбе редактора.
В 1981 году к нам в редакцию принесли напечатать объявление о том, что требуется на работу опытная машинистка в УВД. И я решила попробовать перейти на другую работу (в основном из-за придирок ответсека Лозовой).
Пришла на прием к замполиту Леониду Никитичу Сычеву. Мы поговорили, и он ушел в другой кабинет, чтобы позвонить в редакцию и справиться, как я там работала. Вернулся грустный, сел за стол. Я спросила: «Что, так плохо обо мне сказали?» Он помолчал и ответил: «Раз плохо говорят, значит, надо брать…»
Редакцию «Камуніста» я не забывала и в октябре 1993 года вернулась на Социалку, 103.
Редактором уже был Александр Корнеевич Демидович, а газета носила новое название – «Бабруйскае жыццё». Работали в редакции и новые люди: Александр Лесковец, Людмила Васильева, Леонид Кулевец, Анна Новиченко, Валерий Зиновский, Александр Казачек, Александр Анташкевич, Светлана Праля…
Но главным стержнем оставались те, кто проработали в газете не один десяток лет: Ефим Гейкер, Михаил Кривец, Нина Чурун, Сергей Кобля.
Особо хочу рассказать о Нине Ивановне Чурун. Она была моей подругой. Работала Нина ответственным секретарем, пришла на место Анны Лозовой. Это был человек добрейшей души, она входила в любые обстоятельства. Нина была очень ответственной, а глазомер какой! Чтобы расположить правильно материалы на полосе, ей даже не нужны были линейка и строкомер: все на глаз, и все точно, как в аптеке. Она очень болела за газету, уважала журналистов и само издание. Ее кабинет был настоящим штабом. Здесь находили теплое слово и острую фразу, взаимовыручку и понимание. А еще заглядывали угоститься вкусной фаршированной рыбкой, которую Нина делала изумительно. Она была активной, любила туфли на высоких каблуках и пела, даже готовя макет газеты.
Александр Демидович сплотил коллектив редакции. Все праздники (не только государственные, но и дни рождения, юбилеи) обязательно отмечали все вместе. Самой веселой парой были Нина Чурун и Сергей Кобля. Они очень красиво пели, танцевали и работали отменно.
В 2000 году редактором «Бабруйскага жыцця» стал Александр Константинович Казак. Умнейший и талантливейший журналист, он вывел газету на более высокий уровень. Постоянно внедрял новые, интересные проекты, тормошил коллег, не давал засиживаться. Его импульсивности, неравнодушию, остроязычию можно было только удивляться. Но почему в прошедшем времени? Он и сейчас радует бобруйчан живыми материалами, всегда вызывая неподдельный интерес.
Конечно, обо всех невозможно рассказать на такой маленькой газетной странице. Ведь все те, кто работал в нашей газете, заняли огромное место в моем сердце. Всех помню, всех люблю, каждую среду с нетерпением открываю почтовый ящик – и вот она, частица моей жизни, пахнущая свежей типографской краской, открывает для меня еще одно окошко в такую разнообразную жизнь. Спасибо, «Бабруйскае жыццё»!
Валентина СТРЕЛЬЦОВА.
Фото из архива автора.