+11,9

Город

Меридиан Иосифа Жилинского. Думы его были устремлены к звездам, а ногами он мерил болота под Бобруйском

То ли по причине расположения нашего города в преддверии Полесья, то ли из-за нахождения на берегу Березины мощной крепости, но Бобруйск издавна находился в сфере интересов топографо-геодезической науки, без которой не могла быть выработана военная стратегия государства. Настоящим ее подвижником был в XIX веке Иосиф Жилинский.

Текст Александр Казак

Предыстория с градусами

Википедия сегодня указывает точные координаты нашего города: 53 градуса 6 минут северной широты, 29 градусов 13 минут восточной долготы. А ведь работы по градусному измерению дуги параллели широты начинались еще на исходе 1860 года. Они заключались в проложении через Полесье в окрестностях Бобруйской крепости нового ряда из 20 треугольников, соединявшего бы прилежавшие к Слуцку пункты Минской губернии с пунктами, лежавшими к востоку от Рогачева Могилевской губернии. После разработки проекта в середине мая следующего года штабс-капитаны Скальковский и Жилинский приступили к обозрению местности между Слуцком, Игуменом, Могилевом, Рогачевом и к югу от шоссе Рогачев-Бобруйск-Слуцк, по долинам рек ­Днепр, Березина, Птичь и Оресса.

Изыскания офицеров позволили сделать выводы, что местность между Березиной и Днепром хоть и покрыта высокими строевыми лесами, но имеет обработанные и открытые участки на протяжении нескольких верст; а вот территория к западу от Березины по обе стороны шоссе Бобруйск-Слуцк менее заселена и покрыта более густыми лесами с редкими открытыми местами. Поэтому постройка триангуляционных сигналов-треугольников в болотистой и лишенной каких бы то ни было высот местности потребовала дополнительных усилий и затрат. Пришлось прорубать длинные просеки, а высоту треугольников доводить до 20 и более саженей. Несмотря на все сложности, к концу 1862 года возведение сигналов по обе стороны Березины было закончено, и производители работ убедились в фактической возможности осуществления связи через Полесье между Минской и Могилевской триангуляциями.

Оставалось включить в подведенную от Рогачева и Слуцка сеть Бобруйск, для чего необходимо было прорубить 6-верстовую просеку и построить сигнал близ города. Однако лето 1862-го выдалось сухим и жарким, вследствие чего горели леса и торфяные болота. Густой дым препятствовал ведению наблюдений и измерению углов с высоких сигналов. Работы продолжались до декабря, но все равно на 6 пунктах они не были закончены. Только 1 апреля следующего года капитаны Скальковский и Жилинский с топографами Карачковым и Федотовым прибыли в Бобруйск для включения нашего города в триангуляционную сеть. Они успели провести просеку, закончили постройку треугольников, как вдруг начались события польского восстания 1863 года.

До их начала в том же году директор Николаевской главной обсерватории О.В. Струве привез из Берлина протокол соглашения с начальником геодезических работ в Пруссии генерал-лейтенантом Бейером и директором Боннской обсерватории профессором Аргеландером, первым пунктом в котором было записано определение разности долгот и широты астрономических станций в России, Пруссии, Бельгии и Англии на следующих 15 пунктах: Орск, Оренбург, Самара, Усмань, Орел, Бобруйск, Гродно, Брест-Литовск, Варшава, Бре­славль, Бонн, Лейпциг, Гринвич, западный берег Валлиса и м. Валенсия. Предусматривалось, что наблюдения будут проведены одними и теми же специалистами с помощью одних и тех же инструментов.

1 апреля 1863 года капитаны Скальковский и Жилинский с топографами Карачковым и Федотовым прибыли в Бобруйск для включения нашего города в триангуляционную сеть.

В следующий раз уже подполковник Жилинский появился на берегах Березины весной 1867 года: здесь с поручиком Даниловым он провел измерение углов на крайних, западных, пунктах триангуляции.

После Европы – на улицу Ольховскую

Исследования в европейских странах проходили до лета 1866 года включительно. Ими занимался и знакомый уже нам капитан Жилинский, командированный из России. Но в город на Березине, памятуя о начатом в 1861-1862 годы деле, он отправился раньше, весной. Прибыв в конце апреля, он занялся обследованием ранее установленных сигналов-треугольников и нашел многие из них с подгнившими основаниями и покосившимися вершинами. В триангуляционных знаках под Глуском и Горбацевичами исчезли центральные элементы. Словом, требовались не только ремонт, но и новые измерения большого числа углов. Следовало провести наблюдение сигналов в деревнях Бортники, Озеры, Горбацевичи, Глуша, Горное и других. Все это было выполнено своевременно.

А 12 июня оборудование из Гродно было отправлено в Бобруйск, куда через две недели прибыли и наблюдатели. Астрономическая станция параллели была устроена на улице Ольховской вблизи телеграфной станции, поэтому прямое сообщение с Кенигсбергом было установлено уже 25 июня. Причем линия, соединившая наш город на Березине с прусской столицей через Минск, Вильну и Вержболово, была очень длинной и протянулась почти на 700 верст. Но погода стояла ясная в обоих городах, сигналы доходили отчетливо, и прямая телеграфная связь, как вспоминали очевидцы, была даже лучше, чем на коротких линиях. Не случайно уже к 4 июля определение долгот Бобруйска относительно Кенигсберга было окончено.

Аналогичная работа по установлению долгот города по отношению к Москве продолжалась до 19 июля. Бобруйская атмосфера благоприятствовала изобретательству и рационализаторству. Именно здесь капитан Жилинский сумел устроить новую переносную обсерваторию. Если раньше громоздкое оборудование весом до 50 пудов перевозилось в трех больших ящиках на конных экипажах, то после приложения к нему рук и смекалки офицера оно легко укладывалось в один фургон. В нем-то и отправились для продолжения работ в Орел наши геодезисты-астрономы. В следующий раз уже подполковник Жилинский появился на берегах Березины весной 1867 года. Здесь с поручиком Даниловым он провел измерение углов на крайних, западных, пунктах триангуляции и был вызван в Санкт-Петербург, откуда отправился в Оренбург. И еще раз неутомимый офицер-исследователь побывал в Бобруйске и его окрестностях, когда в 1868 году определял географическую широту нашего города. Происходило это летом, а в сентябре столько сделавшему для Бобруйска специалисту было пожаловано звание полковника.

А генералом он положил у нас начало мелиорации

Тщательное изучение естественных топографических условий местности побудило Иосифа Ипполитовича обратиться к проблеме исследования сельского хозяйства и сельской производительности в России, в частности, расширения площадей сенокосов и пастбищ за счет осушения болот. В 1873-м он возглавляет Западную экспедицию, организованную Министерством государственных имуществ для производства подробных изысканий в Полесье. Были изучены природные условия (орография, гидрография, климат, геоботаника, гидрогеология, гидрология почвы) Минской, Волынской, Владимирской, Московской, Рязанской, Тверской, Витебской, Ковенской, Смоленской, Полтавской и Черниговской губерний. По отдельным речным бассейнам велись изыскательские работы под проекты осушения. Была создана сеть метеорологических станций. Экспедиция продлилась до 1 января 1903 г. Проект осушения Полесья, представленный Жилинским и его специалистами, удостоен почетного диплома международной выставки в Париже в 1878 году. Руководителя работ И.И. Жилинского наградили золотой медалью этой выставки. В словаре Брокгауза и Ефрона (1897 г.) дана оценка деятельности Западной экспедиции А.Т. Кирсановым: «На месте болот появились прекрасные сенокосные луга, которые дали возможность развиться местному скотоводству. От осушенных, прежде бездоходных болот казна теперь получает значительные выгоды сдачей земли в аренду местному населению. Площадь казенных болот, дававшая до производства осушения 1640 руб. дохода, после осушительных работ дала в 1892 г. 62916 руб., не считая наделов, отрезанных из этой же земли многочисленной лесной страже».

В 1873-98 гг. Жилинский возглавлял Западную экспедицию по осушению болот. Целью ее деятельности было увеличение площади лугов за счет болот Полесья. За 25 лет работы была исследована территория площадью около 100 тыс. км2, выполнено около 600 измерений высот, составлена карта региона. Жилинский установил, что Полесье представляет обширную равнину, похожую на дно гигантского плоскодонного сосуда с приподнятыми краями. Экспедиция описала и перенесла на карту почти 300 небольших озер и около 500 рек Полесья общей длиной до 9 тыс. км, сделала съемки крупных притоков Днепра – рек Припять, Березина, Тетерев и притоков Припяти – рек Горынь, Стоход, Стырь, Турья, Уж, Ясельда, Птичь.

И.И. Жилинский производил и возглавлял обширные астрономо-геодезические работы. В 1864 г. он принимал участие в астрономических определениях по дуге параллели в Германии, Бельгии, Англии, в 1865 г. – в Пруссии, в 1867 г. – в определении по телеграфу разности долгот Оренбурга и Орска. Руководил многими гидромелиоративными работами, опубликовав по этому вопросу более десятка трудов.

Кроме того, в Заволочицах на тогдашней Бобруйщине генерал-лейтенант Жилинский основал поместье и построил винокуренный завод, снабдив их системой каналов, прудов и дренажа. Еще в 1902 году здесь жила жена Иосифа Ипполитовича Антонина Степановна, скончавшаяся в 1903-м. После этого перестал наезжать сюда и генерал. Последним владельцем Заволочиц была помещица Екатерина Гатовская.

На месте болот появлялись прекрасные сенокосные луга, которые давали возможность развиться местному скотоводству. От осушенных, прежде бездоходных болот казна получала значительные выгоды сдачей земли в аренду местному населению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *