0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Канониры, фейерверкеры, бомбардиры… Кто из белорусов служил в крепости на Березине в XIX веке?

1 854 0

Канониры, фейерверкеры,  бомбардиры…  Кто из белорусов служил в крепости на Березине в XIX веке?

Многие историки, говоря о цитадели на Березине, подчеркивают ее исключительно российское происхождение, русскую национальность. Конечно, родившаяся и взрослевшая в Российской империи, она не могла быть свободной от ее подданства, гражданства. И в то же время, и вместе с тем в биографии фортеции отыскиваются и чисто белорусские, более того – бобруйские, корни, ростки, поросль. Как в начале позапрошлого века ее строили десятки тысяч белорусов, так они же и служили затем за ее валами и стенами.

А за воротами был родной дом
Естественно, непосредственно уроженцев нашего города в крепостных ротах и батальонах служило немного. Земляков направляли дальше от соблазна побыть дома, повидаться с семьей. И тем не менее, архивные документы дают свидетельства прохождения службы бобруйчан что называется «на соседней улице».
Так, 25-летний мещанин, холостой и православный, Михаил Петрович Жук по рекрутскому набору в январе 1872 года поступил «канцеляром» в роту Бобруйской крепостной артиллерии. Через год и два месяца он был переведен в управление крепостной артиллерии младшим надзирателем. Еще без малого через год ему было присвоено унтер-офицерское звание, а спустя еще два он стал старшим надзирателем.
Служил канониром и его то ли родственник, то ли однофамилец из нашего города Федор Филиппович Жук. Еще один наш земляк Антон Фомич Пуховский, римско-католического вероисповедания, «грамоты и мастерства не знавший», в службу вступил новобранцем в ноябре 1880-го; был зачислен в 4-ю роту Бобруйского крепостного артиллерийского батальона канониром, однако в 1885 году холостяк был уволен «в запас армии».
Больше из уроженцев города было в крепости бомбардиров. В разные годы, например, здесь служили Григорий Тимофеев Гулецкий и Василий Андреев Макович, Григорий Степанович Уминский и Аким Осипович Осипов – конечно, наряду с тяготами ратной службы проходили артиллеристы и испытание на самовольные отлучки.
Тутэйшым было труднее всего
Гораздо больше призывалось на службу в цитадель в 1870-1880-е годы уроженцев обширного тогда Бобруйского уезда. Ведь основу армии составляли крестьяне. И им, оторванным от земли, оставившим семьи, где были зачастую основными кормильцами, приходилось нелегко от одного сознания, что совсем рядом страдают их дети, жены, родители.
Скажем, 21-летний Севостьян Адамович Михалап из деревни Костричская Слобода Любоничской волости оставил супругу Евгению Саввишну. А Филипп Кузьмич Барановский из бывших помещичьих крестьян деревни Белашевичи покинул на время службы жену Елену и сына Костика. Ушли из дому крепкие работники Александр Климович Юшкевич, 20 лет от роду, – из села Михалево Бортниковской волости; Евстафий Доминикович Короткевич, 21 года, из села Брожа одноименной волости; Конон Стефанович Богданович из Катки и Николай Федорович Плышевский из Загалья Лясковичской волости.
Стали новобранцами другие наши земляки: Степан Семенович Богдан, Ефим Данилович Бурак, Федор Иванович Бульба, Филипп Кузьмич Годенко, Данила Никитич Говорушко, Андрей Игнатьевич Островский из Бортниковской и Турковской, Любоничской и Брожской волостей, Антон Викентьевич Белецкий, Яков Алексеевич Юревич из Заболотской и Новодорогской волостей. В большинстве своем неграмотные, но овладевавшие новым для себя воинским мастерством.
Сложно было служить вблизи от дома и многим другим, среди которых были Роман Семенович Ласковец, Петр Манахеевич Зыкун, Иван Павлович Ковшаров, Константин Григорьев Орешко, Семен «Виасов сын» Пархомович, Семен Осипович Рудинский, Никита Яковлевич Сойка, Иван Степанович Тарасевич, Ефим Гаврилович Филипеня, Василий Макарович Шестакович, Максим Максимович Белый, Кузьма Алексеев Жуковец, Петр Евдокимов Заяц, Петр Константинов Лапцик, Василий «Игнатов сын» Никитка, Силивестр Григорьевич Манько, Иван Константинович Михайловский, Леонтий Агеевич Рудницкий, Степан Ефимович Сакович, Петр Денисович Шинкевич, Федор Васильевич Говоровский, Юрий Максимов Астапович, Павел Степанов Борозна, Ефим Алексеевич Киселевич, Мирон Александров Шпаковский, Станислав Иванов Филиппович, Осип «Ильин сын» Горбель (по метрикам Шардыка) и еще добрый десяток местных уроженцев, фамилии которых в старых документах просто трудно разобрать.
Некоторым «везло»
Новобранец 2-й роты Бобруйского крепостного артиллерийского батальона Герасим Алексеевич Храпко, 21 года от роду, вероисповедания православного, находившийся в службе с января 1884 года, 21 апреля того же года был вызван в военный госпиталь. Там комиссией из главврача Мазановского и младших ординаторов Чудовского и Абрамовского в присутствии исполнявшего должность начальника госпиталя генерал-майора Лео он был освидетельствован и признан негодным к службе. В результате болезни, осложненной малокровием, канонир был «уволен на родину для поправления здоровья на один год» и вернулся в Березовку Глусской волости.
Нечто похожее случилось и со Стефаном Андреевичем Статкевичем, призванным «по жребию» из Лясковичской волости. Молодой, 22-летний, но уже женатый и имевший на иждивении годовалого сына Игнатия и дочь Анну двух с половиной лет, канонир 4-й роты Бобруйской крепостной артиллерии тоже был уволен по болезни, но только на 4 месяца для поправки здоровья. Затем он обязан был вернуться и продолжить службу. Однако, надо думать, даже болезнь не омрачила радость солдата от возвращения домой в Загалье.
Такую же процедуру прошел канонир 2-й роты Бобруйского крепостного артиллерийского батальона Александр Соболевский, «23 годов отроду, вероисповедания римско-католического», призванный из Игуменского уезда и находившийся в службе с 1880 года. С диагнозом ему «повезло» больше: «Одержим ослаблением зрения, чему предшествовало воспаление глаз». В итоге ратник был признан подлежащим увольнению в отпуск на один год.

//www.bobrlife.by/wp-content/uploads/2018/11/kanoniry-8.jpg//www.bobrlife.by/wp-content/uploads/2018/11/kanoniry-6.jpg//www.bobrlife.by/wp-content/uploads/2018/11/kanoniry-2.jpg

Забривали в солдаты и благородное сословие
Пусть кого-то и удивит сей факт, но набирали на солдатскую службу молодежь и голубых кровей. Отмечены такие факты и в нашей крепости. Например, Феликс Антонович Романовский, от роду 22 лет, из дворян Бобруйского уезда, римско-католического исповедания, был призван в ноябре 1875-го. Как записано в документе, «Малограмотен и мастерства не знает». Поэтому, наверно, и попал в солдатчину, что не шибко грамотный был. Но уволили его ровно в срок – через 4 года, 20 ноября 1879 года.
Аналогичным образом отдал долг царю и Отечеству его брат Филипп Антонович Романовский. Тоже из дворян Бобруйского уезда. Поступил на службу канониром в роту Бобруйской артиллерии в декабре 1875 года. Срок действительной службы кончался 1 января 1882 года, но уволен «в запас армии» тоже был 20 ноября 1879 года – видимо, грамотнее был брата.
А вот нашему земляку 21-летнему дворянину Павлу Семеновичу Барановскому в документе учинили такую запись: «Грамотен, а мастерства не знает». Поэтому на службу вступил новобранцем по удостоверению подлинного приемного формулярного списка Бобруйского уездного по воинской повинности присутствия в ноябре 1880 года и был зачислен в 3-ю роту крепостного артиллерийского батальона канониром. Затем, побывав в кратковременном отпуске в 1883-м, был уволен в запас армии. Примерно так же служил его, скорее всего, однофамилец и тоже дворянин, а затем канонир Иван Степанович Барановский. И еще один их соплеменник прошел суровую воинскую службу в крепости – Иван Калистратович «сын Карафа Корбута», 21 года, из дворян Минской губернии, Бобруйского уезда.
Были и офицеры наши в цитадели
По состоянию на лето 1886 года в Бобруйской крепости служили и офицеры – уроженцы Белоруссии. Конечно, их было немного и не в больших чинах. Тем не менее. Документально зафиксированы сведения сразу о нескольких капитанах.
Петр Андреевич Шведов родился в Могилевской губернии в 1848 году, православный. Образование получил в 1-м кадетском корпусе и в 1-м военном Павловском училище. На службе нижним чином с 1864-го, офицером – с 1866-го. В последнем чине служил с декабря 1877 года. Участвовал в кампании 1877-1878 годов, в сражениях и ранен не был. Занимал должности адъютанта по строевой части, члена суда общества офицеров, числился в управлении. В качестве награды получил в 1870-м 166 рублей 50 копеек, награжден орденами Святого Станислава 3-й степени, Святой Анны 3-й степени, Святого Станислава 2-й степени и Святой Анны 2-й степени.
Менее заслуженными офицерами были в нашей цитадели уроженцы Минской губернии капитаны Николай Иванович Янушевский и Михаил Алексеевич Вержболович. Выходцем из Могилевской губернии был штабс-капитан Федор Андреевич Морозов. А службу без погон проходил в фортеции титулярный советник Михаил Иванович Адамович с Минщины.
Кроме того, служили в Бобруйской крепости прикомандированные: подпоручик 117-го пехотного Ярославского полка Иосиф Николаевич Власьев с Могилевщины, уроженец деревни Сименовичи Игуменского уезда Семен Осипович Жук, Тимофей Иванович Стеткевич, «из крестьян Минской губернии, Бобруйского уезда, Заболотской волости», Фома Францевич Татур, «из потомственных дворян Минской губернии, г. Игумена», Нестер Григорьев Цвирко, «из крестьян Минской губернии Бобруйского уезда» и еще сотни и сотни белорусов из других губерний.