0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Бобруйский ревком в лицах. Кто осуществлял власть в городе 100 лет назад

1 715 0

Бобруйский ревком в лицах.  Кто осуществлял власть в городе 100 лет назад

Еще в декабре 1917 года в нашем городе был образован первый революционный комитет. Но просуществовал он недолго – 20 января 1918 года против советской власти выступил польский корпус, сформированный Временным правительством. Спустя месяц жолнеры были разбиты, их остатки спрятались за рвами и валами Бобруйской крепости.

От полного разгрома их спасли войска кайзеровской Германии, которые захватили город. Немецкие оккупанты установили репрессивный режим, его противников расстреливали без суда и следствия. С этого времени в Бобруйске действовало коммунистическое подполье, наиболее яркими его представителями были большевики Ревинский, Серебряков, Найман. Однако как только Красная Армия во взаимодействии с красными же партизанами изгнала захватчиков, 26 ноября 1918 года в разрушенном, сожженном, голодном и тифозном Бобруйске был образован новый ревком, взявший на себя всю полноту власти. Конечно, в него вошли Платон Федорович Ревинский, Петр Михайлович Серебряков, Борис Найман. А кто еще стоял у истоков советского Бобруйска? Какими были эти самоотверженные люди, принявшие ответственность за жизни тысяч людей и не беспокоившиеся о сохранности собственных?

Три пришествия Ревинского 
Родился Платон в семье крестьян Новогрудского уезда и с детских лет познал тяжесть труда на земле. В поисках лучшей доли 17-летним юношей выехал в США, работал на заводах Форда, посещал вечернюю школу. После Февральской революции возмужавший 25-летний Платон вернулся в Россию, стал работать токарем в Бобруйске. Пройдя в 1912-1917 годах науку анархо-синдикализма, в августе революционного года отдал предпочтение партии большевиков. Еще будучи в подполье, Платон Ревинский словом и делом поднимал бобруйчан на борьбу с германскими захватчиками и врагами социалистической революции. Неслучайно его избрали председателем нелегального комитета РКП(б), а после изгнания оккупантов – и руководителем Бобруйского уездного ревкома. Конечно, ему пригодился опыт прежней работы в непростых условиях развития революции. Возглавляя Бобруйский ревком, Платон Федорович одновременно заведовал и главным его отделом – отделом управления, которому были подчинены милиция и бюро записи актов гражданского состояния. Позднее, с приходом на нашу землю поляков, Ревинский стал членом реввоенсовета 16-й армии и начальником отдела ее штаба, участвовал в боях с жолнерами под Борисовом, в котором с июня 1920-го тоже возглавил революционный комитет. А оттуда вновь вернулся в наш город и стал во главе уездного комитета партии. Третье возвращение П.Ф. Ревинского в Бобруйск произошло в 1925-1926 годах, когда после службы в Наркомземе БССР он продолжил партийную работу в нашем городе на Березине.
Пройдя в Бобруйске путь от токаря до партийного вожака и получив опыт и закалку революционного борца и хозяйственного руководителя, Платон Федорович затем работал в центральных контрольных органах БССР, секретарем Могилевского райкома КП(б)Б, в Наркомате лесной промышленности. И не избежал молоха ежовщины – в 1937 году по обвинению в контрреволюционной террористической и вредительской деятельности был арестован и через год расстрелян. Реабилитировали П.Ф. Ревинского в 1955 году, сегодня его имя носят улицы в нашем городе и на родине в Ляховичах.

Первый наш редактор
На первом заседании ревкома, проходившем под председательством «т. Раевского», как написано в документе (таким был псевдоним Ревинского, который и указан в целях безопасности – А.К.), был определен церемониал встречи советских войск, «выработанный тов. Серебряковым». Как можно понять, член ревкома Петр Михайлович Серебряков обладал хорошим слогом и стилем изложения не менее здравых мыслей. Вот фрагмент из его описания церемониала встречи: «Решено дать приказ начальнику милиции об объявлении 28 ноября 1918 года Днем пролетарской революции. Постановлено предложить жителям разукрасить дома красными флагами, все магазины должны быть закрыты весь день, но рестораны, кофейни и столовые должны быть открыты… Приветствовать входящие в Бобруйск советские войска поручается т.т. Минькевичу, Серебрякову и Раевскому».
Еще одним пунктом в том же протоколе было записано: «В редакционную коллегию кооптируется т. Серебряков для выработки воззвания к населению, которое будет помещено в газете и расклеено по улицам…» Неприметные строки воспринимаются сегодня как факт исторического значения. Ведь они положили фактическое начало нашей городской газете «Бабруйскае жыццё», отмечающей в этом месяце свое 100-летие! Все было выполнено безукоризненно: на следующий день после заседания ревкома вышел первый номер газеты «Известия Бобруйского революционного комитета» с запланированными материалами и подписью внизу страницы – «Редактор П. Серебряков».
Через полстолетия Петр Михайлович вспоминал: «…Сохранился ли первый номер газеты? Нет, не сохранился. В библиотеке Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Москве сохранилось много номеров газеты «Коммунист» за 1919 год. Считаю целесообразным командировать работника краеведческого музея, чтобы по оставшимся экземплярам газеты восполнить страницы борьбы Бобруйской партийной организации за упрочение власти Советов в 1919-м и последующие годы».

Военком, собеседник Калинина
Прокоп Молокович стал членом Бобруйского ревкома незадолго до изгнания из города немцев, одновременно выполняя обязанности военного комиссара города и уезда. Жена П.Ф. Ревинского вспоминала: «Молокович был мужественный, сильный человек с волевым характером. Смелый и решительный в действиях, он слыл и хорошим оратором. Был душой любой компании, заряжал всех своей неуемной энергией».
По поручению ревкома Прокоп Денисович формировал местные территориальные подразделения Красной Армии. Именно при его непосредственном участии были созданы два батальона – по существу, первые войска Бобруйского гарнизона, во главе которых встали вчерашние рудобельские красные партизаны Степан Жинко и Александр Соловей. Часто выезжал Прокоп Молокович на село в волостные ревкомы. Памятным в жизни Прокопа Денисовича оказался июньский день 1918 года, когда он организовал городской митинг, на котором выступал вместе со «всесоюзным старостой» М.И. Калининым, приехавшим в Бобруйск в составе агитпоезда «Октябрьская революция». Сопровождал он гостя и в поездке на встречу с крестьянами в Горбацевичах.
На службе дни и ночи… 
Крестьянский сын Петр Сенкевич в августе 1915 года был призван на Западный фронт. С декабря 1917-го участвовал в вооруженном отпоре частям польского корпуса Довбор-Мусницкого, затем занимался организацией сопротивления германским оккупантам в Бобруйском уезде. По освобождении его от захватчиков в качестве члена ревкома и начальника милиции города и уезда занимался поддержанием революционного порядка и борьбой с преступностью. «Первый приказ, подписанный мной как начальником милиции, был о сдаче населением оружия… Начался прием посетителей по всяким нуждам… Был создан из коммунистов отряд особого назначения. Ревком назначил меня начальником отряда, не освобождая от основных функций…» – вспоминал Петр Леонтьевич.
Неспокойно тогда было в городе: то ночная стрельба вспыхнет, то антисоветские и антисемитские листовки на стенах домов и заборах появятся. «Ревком поручил мне и тов. Молоковичу «разрядить нездоровую обстановку в Бобруйском гарнизоне». А «нездоровая» обстановка заключалась в том, что кулацко-эсеровская клика, действуя по директивам эсеровского центра (Борис Савинков давал свои указания), стремилась к уничтожению руководителей ревкома и восстановлению буржуазной власти помещиков и капиталистов… В нашем распоряжении никаких воинских частей, не считая караульного батальона, не было. К моим обязанностям добавилась еще одна: председатель комиссии по эвакуации Бобруйска (белополяки уже подходили к городу). Правительство тогда перебралось из Минска в Бобруйск…» – делился пережитым П.Л. Сенкевич.
Дойчланд, генук!
Уроженец соседнего Глуска Филипп Короткевич с дипломом Несвижской учительской семинарии уже в 20 лет преподавал. Прошел 1-ю мировую войну, после Февральской революции в 1917-м стал членом исполкома Бобруйского Совета рабочих и крестьянских депутатов. Во время контрреволюционного мятежа Довбор-Мусницкого участвовал в организации партизанских отрядов и в боях под Осиповичами. С приходом кайзеровских войск за большевистскую агитацию среди германских солдат был арестован и заключен в крепость на Березине. После изгнания оккупантов заведовал в Бобруйском ревкоме школьным подотделом. Во время польской оккупации в августе 1919 года был арестован и помещен в минскую тюрьму, но по состоянию здоровья освобожден под надзор полиции. Бежал через фронт на советскую территорию, призывал население к поддержке Красной Армии. С 1920-го жил в Бобруйске, работал инструктором школ в отделе народного образования, заведующим школой в Любоничах. Похоронен в нашем городе. Именем Ф.М. Короткевича названы улица и переулок на его родине в Глуске.

И штаб, и отряд быстрого реагирования 


Понимая, что промедление смерти подобно, товарищи из ревкома действовали весьма оперативно. Уже 28 ноября 1918 года в том же первом номере «Известий…» был опубликован приказ о переходе всей полноты власти в городе и уезде к рев кому. Следует заметить, что к этому времени во всех 22 волостях Бобруйщины уже действовали волревкомы. Созданные в уездревкоме отделы организовывали и держали под контролем все основные направления жизни и деятельности города и уезда. Подчиненными ревкому Советом народного хозяйства и Чрезвычайной комиссией руководили товарищи Вайнер и Найман. Кроме упомянутых, работали отделы продовольствия, финансов, труда, земледелия, которые возглавляли соответственно Минькович (он же заместитель председателя ревкома), Вольфсон, Соркин, Горностай. Функционировали также отделы здравоохранения, народного просвещения, юстиции, местного хозяйства, некоторые другие.