0
0

Бобруйский новостной портал Bobrlife

Бобруйск — Новости —Новости Бобруйска — Погода — Курсы валют — Общественно-политическая газета — Навіны Бабруйска — Бобруйский портал —бобр лайф — Зефир FM

Бараки для фронта. Как наш город помогал в войне, окончившейся 100 лет назад

2 020 0

Бараки для фронта. Как наш город помогал в войне, окончившейся 100 лет назад

Столетие завершения Первой мировой войны, как и полагается, недавно отметили лидеры большинства государств мира – чего стоит встреча Путина и Трампа в Париже! Когда говорили пушки великой бойни, музы, естественно, в основном молчали. А через век, после того как случилась и не менее жестокая Вторая мировая война, затруднительно вспомнить детали великого потопа, если их накрыли новые кровавые волны. Тем не менее, задавшись целью отыскать свидетельства участия нашего города в войне 1914-1918 годов, обнаружил любопытные факты помощи Бобруйска фронту.

Поражения, беженцы, тыл

В связи с беспрецедентными по численности потоками беженцев из западных регионов в восточные правительство Российской империи летом 1915 года распорядилось обустроить вдоль путей, по которым шли беженские обозы, так называемые «питательные пунк­ты». На них можно было получить горячую пищу стоимостью до 20 копеек на человека (чай с сахаром и теплый хлеб), фураж для скота и медицинскую помощь. Обездоленные войной люди двигались через Минск, Бобруйск, Брянск до Орла.
В нашем городе для них тоже был открыт питательный пункт Красного Креста. «Через Бобруйск следуют сотни тысяч беженцев из Холмской, Люблинской и Гродненской губерний. До Бобруйска беженцы следовали пешком и на лошадях. Узнав, что в Бобруйске началась выдача билетов для бесплатного проезда, они все начали продавать свой скот и лошадей за бесценок и громадными массами скопились в городе и его окрестностях. Число застрявших в Бобруйске беженцев доходит до 70 тысяч человек. Эвакуация беженцев из Бобруйска задерживается, однако.
Для перевозки беженцев властями предоставлены автомобили. Эти автомобили сперва отправлены в места наибольшего скопления беженцев, лежащие ближе к театру военных действий. Беженцы-евреи, помещавшиеся в синагогах, выселены оттуда вследствие занятия синагог, кроме двух, на другие надобности. Занята также и еврейская дешевая столовая, вследствие чего кормление беженцев встречает значительные затруднения», – сообщала газета «Раннее утро» 16 октября 1915 года.
Кроме того, в нашем городе при благотворительном обществе работали временный приют для детей-сирот из семей беженцев на 50 человек и мастерская по изготовлению и раздаче беженцам теплой одежды, обуви и белья. Действовали также бараки для заразных больных из числа беженцев при питательном пункте на почтовой станции Токарня (на шоссе напротив нынешних Лейчиц Бобруйского района – А.К.). Специально для беженок в ноябре 1915 года Российское общество защиты женщин выделило на Бобруйск 300 рублей, которые в виде пособий от 1 до 10 рублей выдал его активист И.Н. Дударев, посетивший город и деревни уезда.

//www.bobrlife.by/wp-content/uploads/2018/11/1915-g.-8.jpg

Бани, прачечные, бучильники для окопников

Примерно в то же самое время предпринимаются меры по поддержанию нормальных бытовых условий для воинов в окопах. На передовой Западного фронта только с октября по 1 января 1916 года было обустроено 13 ночлежных бараков, 14 больших чайных, 21 баня, 5 эвакуационных пунктов, 5 врачебно-питательных пунктов, 5 больниц, 14 землянок и другое в более чем 100 приспособленных зданиях и помещениях.
В полной мере работала военная и инженерная смекалка, такая необходимая в условиях военной поры. Как видно на архивных снимках, котлы для приготовления пищи на пункте Красного Креста в нашем городе зарывались в землю, и топки для них отрывались прямо в траншее. Для изготовления бучильников, в которых кипятили одежду в походных условиях, военное ведомство выделило 400 бензиновых оцинкованных бочек. В бобруйских мастерских к ним присоединяли специальные змеевики и отправляли в войска. Таким же образом приспосабливали бочки для банных нужд.
В мастерских маслобойных заводов Израиля Виленского и Якова Розовского, переведенных на военные рельсы, начали производить повозки, а на машиностроительном, железно-медно-котельном и чугунолитейном Владислава Смецюшевского и Мечислава Свенторжецкого – кипятильники, баки, металлические печки и тому подобное.

Звукоизоляции никакой, зато крыша над головой

С октября 1915 года в Бобруйске было начато, как отмечает документ, «новое большое дело». А именно – производство фанерных бараков. Первые из них использовались для гаражей, ангаров и прочих технических нужд. А в декабре того года был выпущен первый жилой барак. Решив испытать его на самом себе, в него заселился технический отдел Западного фронта, дислоцировавшийся в Минске. Оценив достоинства дома, его рекомендовали к массовому производству.
Конечно, это было не бунгало и не шале, но гораздо лучше палаток, которые использовались в войсках до того. По конструктивным и санитарным характеристикам фанерные сооружения были гораздо приемлемее парусиновых и брезентовых шатров. Выпускались они летнего и зимнего типов, в одно-, двух- и трехкамерном исполнении. Состояли они из 4-5 фанерных щитов в ширину и 15-22 щитов в длину, площадь барака колебалась от 22 до 29 квадратных саженей. Но самым большим был так называемый мансардный барак, квадратура которого превышала 75 саженей. По-прежнему изготавливались в Бобруйске и бараки-гаражи, уступавшие мансардному в площади до 25 «квадратов».
Производство бараков для нужд фронта энергично развивалось. Если до конца 1915 года оно потребовало вложения 380 тысяч рублей, то в следующем году счет в финансировании пошел на миллионы рублей – к середине 1917-го более 2500 тысяч рублей было израсходовано на фанерные жилища для солдат Первой мировой.

Не тогда ли зарождалась слава наших деревообработчиков?

Дело в том, что выпускать бараки для фронта было поручено не только бобруйским, но и гомельским деревообделочникам, как тогда говорили. Так вот, наши земляки во все годы войны уверенно обходили соседей по темпам производства. В 1917-м за полгода они отправили в войска более 440 фанерных домиков, а гомельчане – только около 250. Параллельно и те, и другие принимали заказы на дальнейшее изготовление нужной армии продукции. Соответствующая статистика тоже была в пользу наших деревообработчиков.
Естественно, главным заказчиком оставалось военное ведомство, планировавшее получить в 1917 году и до середины следующего свыше 200 бараков из обоих городов. Кроме того, на исполнение заказов рассчитывали учреждения Всероссийского земского союза, созданный в Российской империи в 1915 году на базе земств и городских дум Земгор – объединенный комитет Земского союза и Союза городов, посредническая структура по распределению государственных оборонных заказов, и другие.
Как бы там ни было, но в Бобруйске закладывался уже тысячный от начала производства барак. Слава богу, свое­образный юбилей не смог предотвратить окончание гибельной Первой мировой войны.